Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Жители Кумертау стали мёртвым капиталом

Ситуация вокруг КумАПП возникла не вчера и даже не позавчера. На момент распада СССР и начала структурного кризиса в экономике в объединении работало двенадцать тысяч человек, то есть почти четверть населения Кумертау – небольшого города на юге Башкирии. В 90-е завод испытывал те же самые проблемы, что и всё российское машиностроение, недостаток заказов и оборотных средств, невозможность выплачивать зарплаты месяцами. За период становления «свободного рынка» закрылся машиносроительный завод «Искра», КумАПП избавлялся от «непрофильных» активов, а численность рабочих сократилась с двенадцати до трёх с половиной тысяч человек.


Почему всё стало хуже

В 2008 произошёл перевод предприятия из категории ФГУпов в ОАО с дальнейшей передачей управления холдингу ОАО «Вертолёты России». Холдинг принадлежит ОАО «ОПК „Оборонпром“», который в свою очередь входит в госкорпорацию «Ростех». Вся эта пирамида замыкается на одном человеке – генеральном директоре «Ростеха», председателе совета директоров «Оборонпрома» и старинном друге Путина ещё со времён работы в КГБ – Сергее Чемезове.

Проблема такого рода структур в РФ следующем: наши «государственники» будучи, по сути своей либералами-рыночниками ставят во главу угла прибыль и только прибыль. Это было бы нормально с точки зрения руководства частного предприятия, но для государственной компании такой подход преступен.

На заводе все эти движения высших сфер отражаются самым непосредственным образом.

Во-первых, руководство завода стали подбирать по критерию лояльности, а не по критерию компетентности.

Во-вторых, планомерное «снижение издержек» привело к сокращению «неэффективных» направлений и в итоге к уничтожению станкостроительного производства «Искра».

В-третьих, вошла в норму практика замены производства узлов импортом готовых, кроме того вместо станков, которые производились на «Искре» приобреталось зарубежное оборудование. На приобретение станков брались кредиты в валюте и за валюту же покупались готовые узлы.

И наконец, в-четвёртых, в 2013 году уже было принято решение перевести сборку вертолёта Ка-32 в Китай, а Ка-26 на другой завод. Фактически это означает прекращение сборочного производства, и приведёт к уничтожению КумАПП, как единого предприятия.

Пока валютный курс был стабильным, а ставка по кредитам адекватной, такая схема худо-бедно работала, «неэффективных» рабочих понемногу сокращали, но стоило доллару скакнуть вверх, а ЦБ задрать ставку предприятие пошло в минус.

Недоотменённый митинг

Информация о грядущих сокращениях на заводе стала появляться с начала года. Причём находились и письменные подтверждения таким планам.



Управляющий директор завода Виктор Новиков 3-го февраля фактически подтвердил планы по сокращению, но это было больше похоже на попытку оправдания. Цифра в семьсот человек управленцев, в число которых зачем-то включили инженерно-технический персонал, выглядит неадекватной реальности. Так или иначе, работники завода были в курсе о планах сокращений и оптимизма подобные новости ни у кого не вызывали. Довольно быстро из числа заводчан и жителей города сформировалась инициативная группа, которая решила бороться за сохранение завода.

О намерении провести митинг активисты объявили 15 февраля и почти сразу подали заявку в правительство РБ. Митинг запланировали провести в 12:00 на главной площади Кумертау. Однако руководство завода было явно не в восторге от того, что проблеме придадут публичности, и, по видимому, не без участия властей решило изобразить «многоходовочку».

План такой:
1. Профком завода (надеюсь, не надо объяснять, зачем на предприятиях существуют подконтрольные профкомы?) подаёт заявку на то же место, на весь день, только чуть раньше;
2. Активистам объявляют, что площадка занята, и митинговать можно только в русле, обозначенном профкомом;
3. За день до начала профком отзывает заявку на митинг;
4. Подать другую заявку даже на пикет по закону уже нельзя;
5. Все сидят дома.

Правда, с последним пунктом вышла заминка. Значительная часть рабочих и горожан пришли в 12:00 на площадь, всего собралось около пятисот человек. На месте они обнаружили мотивирующий плакат …



… и председателя профкома г-на Сердюка со своим уфимским коллегой г-ном Калякулиным, выполнявшим примерно ту же функцию.



Народ, однако, по домам расходиться не собирался, и профсоюзнику пришлось отдуваться за своё руководство, и отвечать на вопросы рабочих, ветеранов производства и простых горожан. В том числе, чем он занимался 25 лет на своей должности и почему начал отстаивать интересы трудящихся только после того, как трудящихся сами начали протестовать против уничтожения завода. Успокоить народ у Сердюка и Калякулинв не получилось, тем более на сходе не было руководства завода. Заявления в духе тех, что Сердюк делал в прессе, цитата: «Директор предприятия внес проект приказа, но он был заблокирован профсоюзом», тоже никого не убедили. Очевидно, что председатель прикормленного профкома - немного не та фигура, которая способна что-то заблокировать. Так или иначе, люди понемногу стал расходиться с площади. Всего собрание граждан (если говорить юридически корректно то именно так) продлилось часа полтора.



И хотя нет уверенности, что сокращений не будет, главная цель рабочими и активистами достигнута. Митинг пусть и в форме собрания граждан заставил обратить на себя внимание властей и руководства завода и холдинга. Больше пятисот человек на площади города, всё население которого составляет 60 тысяч человек это не совсем то, что можно проигнорировать.




Выводы

Очевидно, что ситуация далека от разрешения. Решение о сокращении никто не отменял (во всяком случае, пока), а заводчане не собираются молча смотреть, как уничтожается завод. Прошедшая акция оставила ощущение недосказанности, рассказы представителей профкома о том, что всё на самом деле хорошо, а будет ещё лучше, не убедили никого из работников, а руководство завода от общения со своими сотрудниками до последнего уклонялось.

В принципе отмена решения о переводе сборочного производства в Китай и применение неких временных компромиссных вариантов в виде неполного рабочего дня или недели смогли бы сгладить острые углы, хотя бы на время, до улучшения ситуации в экономике. Во всяком случае, это явно лучше сокращений квалифицированных специалистов, даже растянутых на длительный срок.

Но главная проблема КумАПП и всей отрасли в целом заключается в системном изъяне экономической модели госкорпораций. Эти экономические монстры, владеют громадными активами созданными порой несколькими поколениями нашего народа, но распоряжаются ими, ставя во главу угла исключительно показатели прибыли. Ситуация в Кумертау аналогична недавней проблеме отменённых пригородных электричек, когда максимизация прибыли РЖД привели к локальному социальному коллапсу.

Так и тут: с точки зрения чисто рыночного подхода оптимизация издержек перевод производства в Китай было логичным шагом (по крайне мере до кризиса), но любой завод, построенный в СССР «тащил» на себе ещё и социальную нагрузку, а в случае с такими предприятиями был основой существования города.

Но когда структура собственников представляет собой такую «матрёшку», то проблема монетарного подхода усугубляется тем, что кроме экономических показателей руководство не за что больше не отвечает. Ни «Вертолёты России» ни «Оборонпром» ни тем более «Ростех» не интересует судьба какого-то там городка. За скупыми цифрами отчётности никто не видит и не хочет видеть живых людей. Вопрос сейчас в том, смогут ли заставить люди обратить на себя внимание и считаться со своими интересами. И не менее важный вопрос сможет ли руководство «Вертолётов России» и «Ростеха» перейти от ущербной политики эксплуатации активов и минимизации издержек к политике развития отрасли. Во всяком случае экономическая ситуация в стране не оставляет много вариантов.

Константин Кузнецов

Имитационная модель развития

Оригинал взят у stonerized в Имитационная модель развития
Нижеследующий текст не рекомендуются к прочтению тем, кто живет за пределами славной Республики Башкортостан и не знает местных реалий и специфики.

В последнее время мне кажется, что в методах управления, практикуемых у нас, все четче прослеживается один и тот же алгоритм. Мы смотрим, кто, где и что хорошего делает и пытаемся сделать это у себя. Но — и это важный момент — у нас более-менее получается повторить форму, однако с содержанием дела обстоят гораздо хуже.


Рис. 1 — Чирковая дудочка

Примеров здесь много. Скажем, мы видим, что Казань выбила для себя Универсиаду и получила под это дело много плюшек. Раз так, думаем мы, надо тоже выбить себе что-то такое, и мы тоже получим плюшки. Но поскольку Универсиада уже занята, мы можем заманить к себе только Международные детские игры и Молодежный чемпионат мира по хоккею. В результате, как выясняется, никаких плюшек за это не полагается, потратили деньги и забыли. Остался в памяти только смешной чек с нарисованной машинкой, выданный зарубежному гостю находчивым местным таксистом. В то же время нам трубили во все уши, что это эпохальное событие в мире спорта и теперь-то Уфа уже точно прославится на весь мир. На деле же все это оказалось лишь имитацией большого спортивного праздника.

Та же Казань в свое время внезапно решила отпраздновать свой тысячелетний юбилей и опять-таки собрала под это дело урожай плюшек. Хорошее дело, подумали мы, глядя на это, и решили провернуть такой же финт у себя. Как раз удачно под руку подвернулись вялотекущие археологические раскопки на въезде в город, которые вдруг показали, что Уфе вообще-то никак не меньше полутора тысяч лет. Значит, быстро подсчитали мы в уме, у нас есть шанс получить примерно в полтора раза больше плюшек. На место раскопок приезжает сам Президент республики, дает добро на создание музейного комплекса, в общем, все начинается хорошо. Разрабатывается даже проект этого музейного комплекса на целый квартал, я своими глазами видел его на выставке в Доме архитектора пару лет назад. То есть работа кипит, дело спорится, плюшки становятся все ближе. Однако, со временем все это куда-то пропадает и выходит снова, что это была лишь имитация.

Мы видели во многих местах, что строят такую хорошую штуку, как индустриальные парки и ИТ-парки. Нам говорят, что это хорошо для экономики региона, рабочие места, налоги, вот это все. Понятное дело, что нам тоже этого хочется, и мы начинаем в этом направлении работать. И сразу — успех: в присутствии самого Путина в 2010 году подписывается соглашение о создании совместного с крупной французской компанией предприятия по выпуску оборудования для гидроэлектростанций. Под это дело отводится площадка в 70 гектар, на 2013 год намечается выпуск первой продукции. Фанфары, барабанная дробь, республика вкладывает миллиард денег... На носу 2014 год, однако. Надо ли говорить, что за оставшийся месяц никакой продукции этот промышленный парк не даст. С ИТ-парком поначалу все развивалось просто стремительно. То его хотели разместить в подвале Конгресс-холла, то в каком-то НИИ на проспекте Октября. Даже название хорошее придумали, «Курай». Потом решили сделать бизнес-план... Теперь вот объявили, что в городе ему делать нечего и будет он теперь за городом, в Северном Нагаево, и там же и ученых поселим, в специально построенном научном городке (ну мы же слышали про наукограды и кремниевые долины в сельской местности, ага). Что-то мне подсказывает, что и здесь дальше имитации дело не пойдет. А молодые и перспективные пока могут воспользоваться уже готовым ИТ-парком, правда, находится он в Набережных Челнах.

Еще мы слышали, что много плюшек можно срубить на привлечении иностранных инвесторов. Специально для этого мы создали у себя благоприятный инвестиционный климат. Президент постоянно встречается с потенциальными инвесторами и каждый раз так им и говорит — мы, мол, создали здесь у нас благоприятный инвестиционный климат. Не очень понятно, правда, в чем этот благоприятный инвестиционный климат заключается, кроме налоговых льгот. Так налоговые льготы иностранным инвесторам у нас еще в девяностых годах были. На днях прочитал стенограмму встречи с главным начальником по России одной из крупнейших европейских компаний. Если это действительно полная стенограмма, то на месте этого начальника я бы бежал отсюда, не оглядываясь, и друзей бы отговорил приезжать сюда, кроме как с целью полюбоваться местной природой. Нет у нас никакого благоприятного инвестиционного климата. В Калуге он есть, у нас — одна сплошная имитация.

Можно долго продолжать, на самом деле, и не только об экономике. У нас, к примеру, удачно получилось имитировать открытость власти и вовлечение населения в процессы принятия решений. Мы ведь слышали, что это хорошо, модно и современно. С успехом проводятся, скажем, имитационные публичные слушания по проекту городского бюджета. Сам проект бюджета никто в глаза не видел, но можно прийти на слушания и внести предложение потратить несколько денег на что-нибудь полезное. Правда, внести предложение по экономии бюджетных расходов нельзя. Мало ли, предложит еще кто-нибудь запретить лэнд-крузеры, а это уже будет деструктивно. Про имитацию честных выборов можно даже и не говорить, это у нас по всей стране так. Но у нас процент правильных голосов один из самых высоких, уж что-что, а имитировать мы умеем.

Еще у нас замечательно получается имитировать работу по разработке территориальных брендов. Опять же, мы слышали, что у успешных территорий есть такая штука — бренд. Само собой, у нас это тоже должно быть. Поэтому не сидим, работаем. Перебираем мед, нефть, инопланетян, шурупы, кумыс, бирские яблоки, иглинский лук, молочную столицу. В конце концов, решаем, что все-таки шурупы. Ставим им памятник на главной улице:


Рис. 2 — Бренд Уфы (фото отсюда)

Если кто-то понимает, каким образом эти три кривых пятнистых шара помогут привлечь к нам бизнес и туристов, создать привлекательный образ города, донести какой-то месседж, то объясните. А пока я буду считать это имитацией бренда.

В общем, мы видим у кого-то паровоз, хотим, чтобы такой паровоз был и у нас, но конце концов получаем лишь что-то похожее на паровоз — оно вполне натурально пыхтит, гудит, плюется паром и даже выглядит, как настоящий паровоз. Но никуда не едет. Потому что паровоз не так просто устроен, как кажется со стороны. Либо же бывает так, что мы долго говорим о том, что мы хотим сделать свой паровоз, но в конце концов этими разговорами все и заканчивается, потому что нам надоедает и теперь мы хотим не паровоз, а кататься на лыжах, например.

Отчасти это похоже на карго-культ, распространенный среди полинезийских племен, которые строили имитацию самолетов из глины и соломы в надежде приманить настоящие самолеты, которые привезут настоящие плюшки. Поначалу я даже хотел написать текст об этом, но потом подумал, что аборигены хотя бы действительно хотели, чтобы настоящий самолет прилетел. А вот хотим ли мы этого и не исчерпывает ли сама имитация весь смысл нашей деятельности, я не уверен. Поэтому пусть пока это называется «имитационная модель развития». Так более наукообразно и не так обидно. Дальше посмотрим.
_____________________

Сообщество pishem_sami — только оригинальный контент в постах участников. Присоединиться.

Башкирия: первые результаты вступления в ВТО

Ситуация на рынке свинины в Башкортостане складывается очень напряженная, отмечают в Министерстве сельского хозяйства республики. Цены на свинину, закупаемую у республиканских производителей, резко упали с 95 рублей за килограмм (в живом весе) до 62-70 рублей. Одна из главных причин — появление на рынке дешевой свинины, которая стала поступать в Башкортостан с 23 августа 2012 года, после снижения ставок на импорт. Как правило, блочное мясо длительного хранения поставляется в республику из Аргентины, Бразилии и Германии, сообщили в пресс-службе Министерства сельского хозяйства РБ.

— Ситуация складывается непростая. После вступления России в ВТО пошлина на импорт свинины в рамках квоты снижена с 15% до 0, ввоз живых свиней снизился с 40 до 5%, из-за чего произошел довольно серьезный обвал цен, — подчеркнул на расширенном совещании по вопросу стимулирования производства свинины в республике и ее продвижения на местные рынки министр сельского хозяйства РБ Николай Коваленко. — При этом себестоимость свинины выросла сегодня почти в два раза из-за цен на зерно и комбикорма. Ведь именно зерно и комбикорм составляют почти 70 процентов рациона скота.

По его словам, большинство переработчиков сейчас стараются работать с дешевым завозным сырьем, в то время как выращенное на сельхозпредприятиях свинопоголовье не востребовано, и хозяйства вынуждены реализовывать его по крайне низким ценам.
К сожалению, качественное мясо башкирского производства, равно и российского в целом, на данный момент не в состоянии конкурировать с дешевой импортной свининой. Это обстоятельство усугубилось неурожаем 2012 года.
Между тем, появление дешевой свинины никак не сказалось на стоимости колбасы и мясных полуфабрикатов в торговых сетях, хотя у башкирских свиноводов цены снизились как минимум на четверть.

— Розничные цены на свинину, наоборот, растут. Вся ценовая разница формируется в торговом звене. В результате ранее рентабельное сельхозпроизводство переходит в разряд неэффективных и убыточных, — констатировал Николай Коваленко.
В конечном счете теряют не только республиканские сельхозпроизводители, вынужденные сдавать свинину по низким ценам, но и потребители, которые по-прежнему продолжают покупать дорогие колбасы и деликатесы, изготовленные из дешевого импортного мяса.

— Сегодня торговые сети предлагают нам сдавать килограмм готовой продукции по минимальным ценам, едва покрывающим себестоимость, — рассказал на совещании в Министерстве сельского хозяйства РБ замдиректора ГУСП Совхоз «Рощинский» Фарит Салихов. — Поэтому сейчас мы делаем ставку на сеть фирменных магазинов. К имеющимся по республике 49-ти, в 2013 году планируем открыть еще шесть торговых точек в Уфе.

Однако далеко не все хозяйства Башкортостана могут позволить себе торговлю в собственных магазинах. По словам генерального директора ОАО АПК «Максимовский» Игоря Русакова, если в ближайшее время не предпринять действенных мер, то через год все свинопоголовье республики может «пойти под нож». В итоге местные переработчики могут остаться без сырья на долгие годы.
В свою очередь, как отметили на совещании представители торговой отрасли, потребление свинины в осенне-зимний период снижается, а процессы падения цен на сырье с опозданием сказываются на ценах реализации готовой продукции.
По мнению председателя Башкирской торговой ассоциации Ильдара Гарифуллина, сельхозпроизводителям республики необходимо фасовать и маркировать свою продукцию.

— Наши потребители весьма лояльно относятся к продукции башкирских товаропроизводителей. Для большинства местные продукты являются гарантией высокого качества, но весовой товар сегодня в торговле уже не идет, его нужно упаковать, сделать пометку о производителе. Мы готовы обеспечить соответствующую выкладку в магазинах, — сообщил Ильдар Гарифуллин. — Уже в ближайшее время мы планируем начать тестовую реализацию товаров башкирских товаропроизводителей в торговых сетях эконом-класса.

Готовность поддержать республиканских сельхозтоваропроизводителей выразил и председатель Государственного комитета РБ по торговле и защите прав потребителей Ильдар Камалетдинов.
— Нам необходимо совместно разработать долгосрочный механизм сотрудничества. Совсем скоро мы запустим единую торговую марку «Продукт Башкортостана», которую смогут получить все республиканские производители. Все, что для этого нужно, — заполнить специальную анкету, размещенную на сайте Госкомитета по торговле, — сказал Ильдар Камалетдинов.

Как отмечают эксперты, такой проект, как «Продукт Башкортостана», сможет стимулировать продвижение продукции республиканских производителей на местном рынке.
Все участники совещания сошлись во мнении, что в самое ближайшее время необходимо принять конкретные меры для сохранения свиноводческой отрасли республики и, самое главное, для обеспечения местного населения качественной и здоровой продукцией.

Источник (по материалам ИА "Башинформ")

От редакции.

Как видим информация о негативных последствиях вступления России в ВТО дошла и до "Башинформа". Хотя лучшие российские экономисты и эксперты, среди которых можно выделить С.Ю. Глазьева, Д.С. Львова, М.Л. Хазина, Н.Я. Петракова, С.С. Сулакшина, М.М. Мусина, Ю.Ю. Болдырева, С.Г. Кара-Мурзу, М.Г. Делягина, М.В. Ремизова, уже много лет с цифрами на руках предупреждали об опасности этого присоединения, ни государство, ни общество не захотели их услышать. Российское общество, как показывает опыт последних десятилетий, уникально именно своей неспособностью к самозащите, даже в условиях ее крайней жизненной необходимости. Наши крестьяне будут резать скот, лить слезы или спиваться, но не выйдут перекрывать дороги сельхозтехникой как принято в европейских странах. И не по причине трусости, русские достаточно смелый народ, а в силу неспособности самоорганизоваться, нежелании выдвинуть из своей среды лидера и поддерживать его невзирая на давление.

В итоге последствия ТОЛЬКО в сельскохозяйственной сфере будут примерно следующие:

1. Массовый забой скота, для восстановления численности поголовья которого понадобятся десятки лет. Потеря продовольственной безопасности, в перспективе когда закончится нефть недостаток мяса и мясопродуктов на прилавках магазинов.
2. Ухудшение качества питания российских граждан уже сейчас. Разоружение национальной ветеринарной санитарной службы перед валом некачественной импортной продукции.
3. Подрыв позиций отечественного сельхозмашиностроения и смежных отраслей, утеря многих технологий и производственных навыков.
4. Архаизация или деградация села, потеря аграрной культуры, увеличение численности маргинальных городских слоев. В нашем регионе это автоматически вызовет усиление антирусских и антигосударственных сил.

Согласно доминирующему у нас либеральному подходу - главным регулятором макроэкономики выступает "стихия рынка", и лишь свободная конкуренция позволяет добиться экономического роста и народного благосостояния. Но как показывает мировой опыт, да и опыт России последних десятилетий, открытие границ для транснациональных корпораций приводит к сырьевой специализации экономики, навязыванию внешних займов под огромные проценты, приватизации наиболее доходных отраслей национальной экономики, сокращению расходов на образование, науку, здравоохранение, и в конце-концов полной или частичной утрате экономического и политического суверенитета. Напротив политика протекционизма по отношению к национальному производителю привела к резкому подъему Китая, Южной Кореи, Малайзии, и других "азиатских тигров". Российский же рынок открыт для проникновения иностранных товаров, в обмен на которые из страны вывозятся невозобновляемые сырьевые ресурсы.


Согласно же подходу к развитию экономики с позиции экономического национализма, важна не только политика разумного протекционизма, но и подчинение частного интереса национальному. Основная задача государства для националиста - налаживание национальной системы хозяйства и забота о потребностях будущих поколений, а не обеспечение свободы вывоза капитала из России. Еще одна задача государства - обеспечить снижение стоимости энергоресурсов для промышленности и сельского хозяйства, и товарных перевозок внутри государственных границ, дабы извежать экономической деградации отдаленных территорий. Реальные потребности страны важнее чем либеральные догмы, безоговорочно следуя которым мы и так потеряли слишком много.

 

«Бабий бунт» против «водочного короля»

В конце 2012 года в Уфе была учреждена общественная организация «Гибадуррахман». Она объединила в первую очередь женщин и молодежь, озабоченных растущим уровнем алкоголизации Башкирии. Именно с этой проблемой жители страны намерены бороться в первую очередь. Правда, эта инициатива не нашла поддержки у муниципальных властей. Мэрия Уфы традиционно поддерживает производителей и дистрибьюторов алкоголя, в первую очередь, Тимура Гизатуллина.

Зеленый змий Башкирии

Согласно данным алкогольной статистики, Россия находится «всего лишь» в первой пятерке среди стран-лидеров по потреблению чистого алкоголя на душу населения. При этом вопрос качества хмельной «отравы» а нашей стране стоит особенно остро. Довольно распространено мнение о том, что традиционные религии помогают людям обрести внутренний стержень и избежать пристрастия к пагубной привычке. В числе конфессий, которые особенно жестко запрещают распитие спиртных напитков, находится ислам. Но если в суровых республиках Северного Кавказа употребление алкоголя действительно невелико (4 литра спирта на человека против 10 литров в среднем по России), то в регионах «бархатного» исламского влияния - ситуация менее радужная.

В Башкортостане потребление алкоголя в прошлом году составило около 8 литров условного алкоголя. Дело в том, что, по некоторым данным, «Башспирт» устанавливает такие условия сотрудничества с местными регионалами, при которых они должны продавать населению не менее 10 литров в год на каждого, включая женщин и грудных младенцев. Разумеется, жители республики не употребляют исключительно лишь местную продукцию, но это демонстрирует явно аморальный облик местных властей, предпочитающих порочную практику.

Ситуация не всегда была столь плачевной. Еще в 1990-е годы потребление алкоголя на душу населения в республике было  невысоким и имело тенденцию к снижению. Примерно с 1998 года тренд развернулся, и, похоже, что надолго. Сейчас Башкирия занимает одно из лидирующих мест по сбыту водки, а по продажам пива стоит на 10 позиции. 98% всех уфимцев-мужчин старше 15 лет пьют более или менее регулярно.

Устрашающие показатели, как мы видим, подскочили еще в президентство Муртазы Рахимова. Но почему именно 1998 год?

Водочный король

Дело в том, что именно во второй половине 1990-х в республике объявился вино-водочный король. Первым человеком, который решил торговать крепким алкоголем централизованно, стал Тимур Гизатуллин. Сын уважаемого в республике академика, экономиста Хамида Гизатуллина, он еще в свои студенческие годы, которые частично провел в Москве, быстро сообразил экономическую выгоду от распространения хмельных напитков. Так и не доучившись в университете, откуда он  с треском вылетел в 1994 году, Гизатуллин вернулся на родину и стал разрабатывать и внедрять собственные бизнес-схемы. 22-летний выпускник Башкирского госуниверситета, Тимур Гизатуллин в 1996 году создал компанию «Новое время», занимавшуюся оптовой торговлей алкоголем. Поскольку он был тесно связан с мэром Уфы Зайцевым и местным криминальным авторитетом Владимиром Глуховым, добиться от поставщиков – местных спиртзаводов – льготных товарных кредитов (под реализацию) не составило труда. В конце концов, Глухов и его команда проворачивали дела и «покруче». Например, в 1995 году они украли с Ново-Уфимского НПЗ и завода «Каустик» нефтепродуктов на общую сумму 26 млрд. рублей (цены до деноминации рубля). Сам Гизатуллин тогда же попал в поле зрения правоохранительных органов за незаконное хранение оружия, однако отделался условным сроком.

Компания «Новое время» стала быстро расти. Она выступала посредником между производителями и распространителями алкогольной продукции. Заняв эту уютную нишу в 2008 году, когда могущество Гизатуллина достигло апогея,  «Новый мир» стал контролировать две трети всего оптового алкогольного рынка Башкортостана. Заняться оптовой торговлей, со слов самого Гизатуллина, его подтолкнуло отчаянное положение сбыта алкоголя после дефолта 1998 года. Якобы первые магазины новой торговой сети «Мастер вин» он открыл в 2000 году. Однако местные жители отлично помнят, что первые мелкооптовые базы «Мастера вин» были созданы в том же 1998-м. В 2000 году открылись розничные «алкогольные бутики». Впрочем, население закупалось у Гизатуллина и без того.

В одном Гизатуллин точно был прав: сразу после дефолта «свои деньги из оптовых магазинов приходилось вытрясать». В этом у него и Глухова был большой опыт. Вырученное он пускал в оборот. Сеть расширялась, захватывая все новые и новые пространства. К 2008 году она насчитывала 12 магазинов в Уфе и была крупнейшей в республике. Все «лакомые» помещения предоставлялись с позволения мэрии. Для тех, кто не уловил закономерность: именно с конца 1990-х годов алкоголизация Башкирии стала уверенно наращивать обороты.

Успех закончился наездом

Конечно, «Мастер вин» не мог составить конкуренции любимому детищу Гизатуллина – сети супермаркетов «Матрица», которая разрасталась с немыслимой скоростью, оккупируя все самые бойкие торговые места. Однако кое-какой доход алкогольная сеть приносила. Дела шли настолько успешно, что в середине 2000-х ее совладельцем стал давний приятель и партнер Тимура Гизатуллина - остепенившийся и превратившийся в «авторитетного бизнесмена» Владимир Глухов.

Гизатуллину действительно удалось найти свое призвание в торговле алкоголем. На ассортимент в его «бутиках» никто никогда не жаловался. Он и сейчас на высоте. Правда, цены значительно выше, по сравнению с тем же «О`Кеем». Зато сейчас у него все в порядке с сертификатами, и качество радует. Все это составляет поразительный контраст с «Матрицей», заполненной унылыми и нервными работниками, зачастую с просроченной продукцией на прилавках. Секрет прост: сеть «Матрица» увязла в долгах, и, похоже, бесповортно. «Мастер вин» только за последние полгода «вытряс» из должников несколько миллионов рублей. То есть остался в приличном для своего масштаба выигрыше. Но качеством своей продукции «Мастер вин» мог гордиться не всегда. Во времена заката монопольного положения Гизатуллина на этом рынке Башкирии случайно всплыл один скандальный эпизод. В июне 2010 года, когда звезда его, пусть и не прямого, покровителя –  Муртазы Рахимова – уже потускнела, у Гизатуллина случился прокол. В один из его алкогольных уже супермаркетов «Калина» с плановой проверкой заглянули специалисты Госпродуправления и сотрудники прокуратуры Октябрьского района Уфы. Проверяющие обратили внимание на осадок в восьми бутылках весьма дорогого коньяка. Трехлетней выдержки «Золото Дагестана» и четырехлетний «Тайный Советникъ» увезли на экспертизу, а сам супермаркет оштрафовали на 100 тыс. рублей.

Эпизод вроде бы не примечательный, но таким образом правоохранители ясно дали понять, что «золотые дни» Гизатуллина подходят к концу. Кресло под Рахимовым уже ходило ходуном, и молодого выскочку нужно было осадить. Коньяк, скорее всего, успешно прошел «экспертизу» на одном из банкетов в местном УВД. А газета, принадлежащая племяннице Рахимова, аккуратно съязвила о том, что, дескать, во Франции такая мелочь, как осадок, прошла бы незамеченной. А у нас на все есть ГОСТ. Впрочем, дело было вовсе не в «Мастере вин», через который лишь погрозили пальцем, а в некоторых особенностях ведения Гизатуллиным бизнеса вообще.

Пьяная война

В декабре 2007 года башкирская налоговая служба обратилась в суд с иском к «Мастеру вин», в котором истребовала расторжения сделки между вино-водочной сетью и другой компанией Гизатуллина, ООО «Уфимский комитет имущественных отношений». Печально известный Комитет, возглавляемый сестрой Гизатуллина, давно находился под пристальным наблюдением налоговиков из-за «мутных» схем ухода от налогов, в основном, с помощью подставных сделок. Махинации с недвижимостью приносили Комитету немалую прибыль. Мэрия закрывала на все глаза, ведь Гизатуллин никогда и не скрывал, что «шел навстречу властям, когда это было нужно». Именно поэтому в декабре 2008 года арбитражный судья отказал налоговикам. С формулировкой: в связи с банкротством «Комитета имущественных отношений г. Уфы». Аварийная эвакуация активов в пользу «Мастера вин» состоялась.

Позже налоговая служба совершила почти невозможное, добившись в суде «реанимации» Комитета для дальнейшей разъяснительной работы с «зарвавшимися» предпринимателями. Но это уже другая история. Когда же Рахимов покинул свой пост, а мэр Уфы Качкаев, ставленник клана Рахимовых, сидел на чемоданах, Гизатуллин остался воевать с проверяющими на общих основаниях. Неприкосновенную до тех пор алкогольную сеть начали трясти. В сухом отчете значится: «В период проведения плановой выездной проверки на оптовом складе алкогольной продукции ООО «Мастер Вин», (г.Уфа) установлено, что в обороте находились 3 партии алкогольной продукции в количестве 56 л на сумму 117,4 тыс. рублей с нарушением требований законодательства Российской Федерации по маркировке и нанесению информации, подтверждающей легальность производства и оборота алкогольной продукции».

И вновь на «экспертизу» уехали не самые дешевые напитки. На этот раз - марочные французские вина. Это был отголосок войны за передел собственности в Уфе. Отчаянно сопротивлявшийся Гизатуллин с боем сдавал каждую торговую точку своей «Матрицы». В том же 2011 году, в ноябре, например, приставы вышвырнули в снег менеджеров из захваченного Гизатуллиным еще в 2006 году магазина на ул. Цюрупы (бывший магазин «Шанс»).

Кстати, тогда же крупными штрафами окончилась проверка складов союзника Гизатуллина – «Башспирта». По всей сети нанесли ощутимый удар.

Сомнительный итог

Сейчас алкогольная сеть Гизатуллина, пожалуй, единственный его актив, который сам по себе не обременен долгами. «Матрица-Финанс», созданная для эмиссии облигаций, которые Гизатуллин не смог выкупить в 2008 году, пошла ко дну весной прошлого года. Сеть супермаркетов удалось отстоять. Пока удалось.

Впрочем, башкирский предприниматель не унывает. Ведь алкогольная ситуация в республике и поддержка мэра мэр Уфы Ирека Ялалова играют ему на руку. Пока власти поддерживают алкоголизацию, «Мастер вин» будет весьма доходным. А пить в Башкирии, где гизатуллины делают алко-бизнес, меньше не станут.

Петр Иваненко

Оригинал: Агентство Политических Новостей