Category: россия

Ваххабизм проникает в Башкирию? Мнения имамов и мусульман республики

Шквал откликов от имамов и мусульман Башкирии поступил в нашу редакцию после публикации статьи «Новый старый муфтий» в BONUS'е № 44 от 2 декабря. Многие из них признались в том, что проблема проникновения экстремальных течений ислама в наш регион стоит очень остро и, по непонятным для них причинам, замалчивается руководством духовных управлений мусульман. Мы публикуем некоторые из полученных отзывов.

Муаззин Абдурахман Сафиуллин, помощник имама мечети в селе Алексеевка Уфимского района РБ:

– Очень много конференций проводится, но там общие слова, говорят, что «плохо», но никаких мер противостояния ваххабизму не принимается. Нет профилактики и выявления. В Уфе есть лица, которые официально работают и распространяют ваххабизм. Сейчас их центр в Башкирии – это село Миловка, там, в мечети, по сей день собирается много ваххабитов. Я бы вам рекомендовал, чтобы вы дали людям представление о том, чем отличается ваххабизм от ислама. Ваххабиты убеждены, что они обязаны воевать с тем, кто не разделяет их убеждений. Нам, мусульманам, лучше жить в сильной стабильной стране, чтобы развивать ислам. А ваххабитам выгодно расчленить страну, чтобы установить и закрепить свою власть. Теракты, которые учащаются перед Олимпийскими играми, – это не просто так. Ваххабизм спонсируется из­-за границы. Это делается для дестабилизации России. Некоторые ваххабиты сами не понимают, что их просто используют. Нужно немедленно принимать меры, не позволяя им запугивать общество.

Аглямутдин хазрат Газизов, имам­хатыб мечети в Сибае:

– Президент Владимир Владимирович Путин, беспокоясь за безопасность страны, уже много раз повторял мысль: «Мы всегда будем на стороне традиционного ислама. В России мы будем опираться на свой традиционный ислам и будем развивать его. Мы не допустим развития экстремизма под личиной ваххабизма в России». Каково же состояние дел у нас в республике, особенно – каковы дела в нашем духовном управлении? Строятся мечети, но люди в них не ходят. Нет авторитетных имамов, нет влиятельных ишанов и аулия. Молодежь, приходящая в религию, попадает в руки радикальных группировок, которые совершенно чужды нашему народу. Все идет из Уфы. Есть ли хоть в одной уфимской мечети имам, говорящий проповеди на башкирском? Нет. Настало время не только обратить внимание на слова Владимира Владимировича Путина, но и привести их в исполнение.

Ахмад хазрат Ахмиров, член Совета улемов ЦДУМ России, имам-хатыб, председатель махалли «Зайнулла Расули»:

– Как таковой ваххабизм в Башкирии есть, и наши муфтии, скорее всего, об этом знают. Мы должны смотреть, какие кадры готовят медресе ДУМ РБ – медресе Марьям Султановой и медресе в Стерлитамаке. Где наши национальные кадры, которые выпускают эти медресе? Куда деваются ученики? Ришат ­хазрату (имаму мечети Стерлитамака – прим. ред.) задавали этот вопрос. Он сказал, что у них учится мало людей по 2­-3 месяца. Получается, люди приобретают обрывочные знания, что приводит к неправильному пониманию ислама. Нужно спросить у Нурмухамета хазрата Нигматуллина, почему он не видит, что его медресе фактически не готовят будущих имамов? Пятков (председатель Совета по государственно­конфессиональным отношениям при Президенте РБ – прим. ред.) также об этом знает, но почему он не влияет на это? Здесь очень много вопросов. Ваххабизм проникает к нам из­-за нашего бездействия. Сидеть сложа руки сейчас нельзя ни в коем случае – это может привести к плачевным последствиям в дальнейшем.

Из анонимного письма (Давлекановский район РБ, село Дюртюли):

– На примере судьбы Айдара Мухарямова, жителя нашего села, можно увидеть реальную угрозу обществу, особенно молодому поколению. Мы были шокированы, когда прочитали в новостях, что он погиб.

От редакции:

В 2010 году пресс­-служба УФСБ России по РБ сообщила, что Мухарямов был опознан в числе уничтоженных спецназом боевиков в Дагестане. В сообщении говорилось, что у преступников при себе были обнаружены огнестрельное оружие, боеприпасы и гранаты. Указывалось, что 24-­летний житель Дюртюлей Айдар Мухарямов вступил в незаконные вооруженные формирования, чтобы терроризировать мирных жителей региона под влиянием активной интернет­-переписки с членами бандгрупп Северного Кавказа.

Семья у Айдара была небогатая. С 9 класса за ним начали присматривать Садик и Раиль. Садика мы знали как хорошего искреннего человека. Но после обучения в медресе Нефтекамска он вернулся «другим», резко отстранился от местных жителей, стал свысока смотреть на них, поучать их «держать правильный ислам». Раиль Юсупов примкнул к нему одним из первых. В армию Айдар Мухарямов ушел уже «подготовленным» мусульманином. Ему дали новое имя Хасан. После армии он прибирался в деревенской мечети, произносил азаны и запомнился как хороший молодой человек всем односельчанам. Работал в разных местах, пытался зарабатывать на жизнь, чтобы помочь родителям. Построил баню, помог провести газ в дом. Все это время он активно общался с Садиком и его компанией. Летом 2009 года он решил уехать в Дагестан, чтобы «быстро заработать хорошие деньги и жениться». Последняя весточка от Айдара пришла в конце сентября 2009­-го – он позвонил в дороге из Москвы сказав, что «все хорошо и он едет»… При этом Садик все еще числится имамом­-мухтасибом Давлекановского района РБ и, как нам стало известно, преподает основы исламской религии в деревне Кара­-Якупово Чишминского района РБ.

Директор медресе им. Марьям Султановой Ильдар Малахов: – Мы не согласны с мнением тех людей, которые говорят, что в нашем медресе ведется проваххабистская подготовка.

Рифгат Нигматуллин, председатель Совета ветеранов Ильчигуловского сельсовета Миякинского района РБ:

– В 2012 году сбылась наша мечта: была построена мечеть на склоне горы Нарыстау, на вершине которой захоронены два сахаба – посланника пророка Мухаммеда. Мои бабушки и деды считали своим долгом бывать здесь каждый год. Они обливались водой из родника, читали молитвы, пили чай и поднимались на гору к могиле святых. В выходные и праздничные дни сюда приезжает ради Аллаха более 2000 человек. В мае 2013 года здесь побывал 41-­й потомок пророка Мухаммеда – шейх Мехмет со своими приближенными из Кипра. Побывал у нас и Вячеслав Пятков, остался доволен увиденным. Почему я пишу все это? Меня удивляет и беспокоит одно. Почему до сих пор не заинтересовался и не посетил мечеть Сахаба на горе Нарыстау ни один представитель ДУМ РБ? Это равнодушие, высокомерие или неуважение к тысячам верующим? Или что-­то другое? Ведь наш народ, наши предки во все времена с огромным уважением и любовью относились к своим святым Аулия. Это нас объединяло. Своим бездействием они раскалывают людей, простых верующих и своих подчиненных на две противоборствующие стороны.

Исмагил хазрат Мухамедьянов, имам­мухтасиб Белорецкого района РБ:

– Ваххабизм преподается в открытую в некоторых мечетях Башкирии. Это всем духовным лицам известно, но почему-­то никаких мер не принимается. Я думаю, каждый боится за себя, поэтому предпочитает закрывать глаза на это. Другой мазхаб (школа шариатского права в исламе – прим. ред.) преподается в мечети Стерлитамака. Ученики медресе Марьям Султановой в Уфе приезжают к нам убежденными радикалистами. Как мы с ними ни работаем – переубедить их практически невозможно. Уверен, что об этом знают Нурмухамет хазрат Нигматуллин и Талгат Таджуддин. На каждом съезде об этом говорится в присутствии Пяткова. Но мы ничего не делаем. Мы молчим. Прошел слух, что перед прошедшим съездом ДУМ РБ один из сторонников ваххабитов в Баймаке получил в банке 2,5 миллиона евро. В наших кругах поговаривают, что там же, в Баймаке, есть организованный схрон оружия. Мы должны действовать, учить нашу молодежь по ханафитскому мазхабу, чтобы не ввергнуть ее в руки ваххабитов. Предлагаю проверить наши медресе и поменять программу в тех, где преподают не по ханафитскому мазхабу.

Нурмухаммат Бакеев, житель Белорецка:

– Расскажу историю, в нашем городе многие ее знают. С детских лет Альмира гордилась своей фамилией Хажиева. Так как все ее прадедушки совершили хадж. Возможно, поэтому она с детства мечтала выйти замуж за истинного мусульманина. Мечта ее сбылась. После окончания Стерлитамакского медресе Альмира вышла замуж за однокурсника, преподавателя истории Стерлитамакского педагогического университета Эдуарда Хасанова. На радость родителям зажили крепкой мусульманской семьей. После рождения девочек-­погодок в 2003 и 2004 годах счастью дедушек и бабушек не было конца. Беда пришла нежданно­-негаданно и совершенно с другой стороны. Зараженная идеей ваххабизма молодая семья, обманув родителей, всеми правдами и неправдами уехала с детьми осенью 2006 года в Афганистан. В ноябре 2007 года Эдуард (Хасан) во время боя с американцами погиб. Альмиру насильно выдали замуж третьей женой за богача и увезли с детьми в горы. Единственный звонок Альмиры домой, что у них все хорошо, был несколько лет назад и не успокоил родителей. Убитые горем дедушка и бабушка молят Аллаха хотя бы перед смертью увидеть своих любимых внучек.

7 февраля в пресс-центре газеты BONUS состоится круглый стол с имамами Башкирии, на котором будут подняты вопросы проникновения ваххабизма в республику.

Источник

Историк Владимир Иванов о «людоедской» власти и древних городах

Сейчас в стране активно обсуждается создание нового учебника истории. Как эту тему воспринимают ученые и общественность республики? Об этом мы беседуем  с профессором Владимиром Ивановым.

Оголтелый плюрализм
- Владимир Александрович, простой вопрос: зачем менять историю?
- Единая концепция школьного курса нужна. Мы, наверное, единственные из всех народов, которые на протяжении последних десятилетий поливали себя грязью. Всё, что можно было выкопать, достать самого мрачного из истории Советского Союза, вывалили на голову читателей. Оголтелый плюрализм в преподавании истории Отечества ни к чему хорошему не привел. Все в свое время читали «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына. Но никто не удосужился проверить, какими источниками пользовался писатель, называя число жертв сталинских репрессий. В публицистике с его лёгкой руки гуляет цифра - накануне войны в лагерях сидело 110 млн человек. А население страны было всего около 200 млн. Каждый второй сидел? Нелепица. А для нашей молодёжи события 37 года сегодня так же далеки, как Куликовская битва. В голове штамп – это тупая, людоедская, советская власть.
- Видимо, поэтому авторы нового учебника постарались смягчить спорные моменты?
- То, что сегодня бурно обсуждают, – второстепенные аспекты. Убрать или нет ордынское иго, октябрьская революция или переворот. Главное – методическая сторона. Она ориентирует учителя и ученика на работу с источниками и документами. Дело учителя объяснить. Как надо работать, прививать зачаточные знания научного источниковедения. Любой документ составлялся когда-то, кем-то и для чего-то. Это азы источниковедения, которые мы когда-то учили как-нибудь. И потом благополучно забывали. Для нас важно, как сегодня станет преподаваться история родного края в контексте истории России. Ведь что из себя представляют местные учебники, написанные за последние 20 лет? Это история Башкирии, вырванная из контекста истории СССР и России. Башкирия в них как бы сама по себе. XVIII век – сплошные башкирские восстания и пугачёвщина. О развитии горнозаводской промышленности, которая объективно способствовала интеграции башкир в социально-экономическую систему Российской империи - вскользь. А с чего начиналось подавление восстаний? Кстати, защищать свою целостность нормально для любого государства. Власть обращалась к бунтовщикам с увещевательными письмами, обещала прощение. Поэтому в новых учебниках надо изучать не только воззвания повстанцев. Но и документы царской власти, касающиеся этих событий. Говорим о Пугачёве, почему не дать ужасы гражданской войны, описанные Александром Пушкиным в «Истории пугачёвского бунта». Пусть школьник с помощью учителя сам разберётся, кто больше прав или виноват.

О сироте казанской и не только
- Как в татарской школе рассказывать о взятии Казани?
- Так же. С помощью вариативной концепции преподавания на фоне общероссийских событий. Были пролиты реки крови в Казани? Да. Об этом все пишут современники. Город разграбили, взрослое население вырезали. Отсюда пошло выражение «сирота казанская». А обошлись бы без этого? В российской истории такого не могло не случиться. Весь ход развития молодого динамичного государства диктовал и направлял его движение не на юг, где Крым с Турцией за спиной, и не на Запад. Единственный реальный путь для территориального и экономического развития – Восток. Поволжье, Урал, Сибирь, выход на среднеазиатские торговые магистрали. Был ли выход у татар? Другое развитие сюжета показали семь башкирских вождей. Правда, на это их подтолкнула судьба Казани. Их инициатива по присоединению к России была вынужденной, и только потом добровольной. Они прекрасно понимали, что с ними сделают за сопротивление. И спасли свой народ от разорения и погромов. Благодаря им сохранились язык, вера, культура и территория башкир. Я бы этим вождям памятник поставил.
- Но есть монумент Дружбы...
- Он не ассоциируется с героями этой истории. В памятнике посыл: Великая Россия разрешила добровольно присоединиться башкирам, которые вдруг увидели, как здорово живётся на Руси. А несколько лет назад было модно с той точки начинать отсчёт «колонизации» Урала. А для башкир чем всё закончилось? Они получили ещё при Иване Грозном автономию, на протяжении последующих веков был один из самых привилегированных народов. Один ясак - вот и вся повинность.

Фолк-хистори и автохтонизм
- Прошли парады суверенитетов. Сейчас у нас крепкая вертикаль власти. Разговоры о колонизаторах, исключительности отдельных этносов в прошлом?
- В беседах с коллегами мы пришли к выводу: не бывает истории одного цвета. И новый учебник истории должен это подтвердить. Но недавно вышел в свет второй том «Истории башкирского народа». Главные идеологи его создания – историки Нияз Мажитов и Марат Кульшарипов. Вопиющий пример небрежного отношения к фактам и источникам. Где надо и не надо упоминается этноним башкорт. Вразрез со всеми археологическими источниками утверждается: «Кто бы и когда бы здесь ни жил, они все так или иначе, рано или поздно становились башкирами».
- А чем плоха версия: Башкирия с древних времён центр металлообработки и земледелия?
- Во всей Евразии нет ни одной археологической культуры, за исключением Крайнего Севера, нет ни одного народа, который в той или иной степени не занимался кузнечным или ювелирным делом. Это были домашние ремесла. А земледелие у местных племен вплоть до прихода булгар было подсечно-огневым. Оно, по определению, не могло быть товарным, сеяли только для собственного прокорма. Ничего эксклюзивного в истории местных племён не происходило.
- Ну, а собственные города?
- А они могут стоять среди глухих лесов или непроходимых болот, как в Прикамье, в изоляции? До сих пор нет чётких письменных и даже фольклорных данных о существовании подобных полисов. Что, местные племена пространственно были связаны с древними цивилизациями Центральной Азии и античными государствами Средиземноморья? Проще говоря, наш край в древности был окраиной мира. И попал он под влияние государственных структур и государственной власти только в период существования Золотой Орды, а затем – и России. Влияние Золотой Орды, например, прослеживается в мучительном и долгом распространении здесь ислама, а не в IX веке, как утверждается в «Истории башкирского народа». Есть же описания путешественников XVIII-XIX веков, в которых местные жители выглядят чуть ли не полуязычниками. Те же мавзолеи представлялись в башкирских легендах как дворец хана или дом суда и тюрьма. Более того, в штыки воспринимается версия – башкиры пришли сюда в IX веке. И в итоге возрождают теорию автохтонизма, которая мелькнула в советской историографии в 30-е годы прошлого века. Суть её в том, что любой народ развивается на одном месте с глубины каменного века. Но весь археологический материал говорит, что здесь с середины первого тысячелетия нашей эры в течение 600-700 лет был калейдоскоп разных племён и народов.
- Возвращаясь к концепции единого школьного учебника, как же преподавать историю родного края?
- Вооружившись источниками и фактами, а не домыслами, подкреплёнными словами «бесспорно», «безоговорочно», «убедительно», «можно утверждать». Это уже фолк-хистори, претензия на научность, не требующая доказательств. Мы с группой авторов готовим учебник, в котором постараемся дать максимально непредвзятый взгляд на развитие Башкирии в составе России. Дадим ученикам право самим разобраться, насколько комфортно башкиры и другие народы региона чувствовали себя в составе Золотой Орды, какой вклад в победу в Отечественной войне 1812 года внесла башкирская конница и пехотные полки, сформированные на территории края. И вообще – какое место занимала Башкирия и народы, ее населявшие и населяющие, в истории России.

ДОСЬЕ

Владимир Иванов, учёный-археолог, доктор исторических наук, профессор, «Отличник образования РБ», «Почетный работник высшего профессионального образования РФ».Участвовал и проводил самостоятельно более 30 археологических экспедиций на Урале, в Поволжье, Казахстане. Автор 14 книг, в их числе «Уфаведение», «История казачества Урала», «История Золотой Орды». «История и культура казачества Урала». Опубликовано около 300 научных статей, в т.ч. за рубежом.

Источник

Русские в Башкирии на своей земле

У башкирских националистов по неведомым причинам вызывает отторжение тот факт что русские, которые к слову живут здесь более 4 столетий, могут по праву считать эту землю своей. Давать внятные объяснения они не хотят, на вопрос на каком основании вы отказываетесь признавать, что это земля и русских тоже, отвечают - "без оснований". Ну без оснований, так без оснований. А вот мы пожалуй приведем некоторые основания. Пусть и на частном примере.

DSC03060

Рабочие Уфимских железнодорожных мастерских


DSC03025

Мост через Белую

На фотографиях изображены люди которые соединили центр страны и Урал. Люди которые начали путь превращения нашего края из отсталого аграрного региона в развитый индустриальный, культурный и научный центр. Благодаря железной дороге Башкирия, а на тот момент еще Уфимская губерния, стала втягиваться в общероссийский рынок. Уфа стала торгово-административным центром, а не только крупнейшим "дворянским гнездом" на Урале как ранее. С железнодорожных мастерских начиналась крупная уфимская промышленность. Ускорилось развитие Стерлитамака, Бирска, Белебея. Совершенствовались средства производства, усложнялись хозяйственные занятия людей, росла их духовная культура. Изменения не были взрывными, но они меняли облик нашей Родины. Стоит ли говорить, что речь идет именно о русских людях, преобразовывавших край.

Движение на Самаро-Уфимском участке железной дороги открылось 8 сентября 1888 года. В этот же день был открыт и железнодорожный мост через Белую, построенный инженером В.И. Березиным. Общее строительство дороги осуществлялось под руководством известного русского инженера Константина Яковлевича Михайловского, который также создавал Марьинскую водную систему и Транссибирскую магистраль.

Смысл сказанного прост. Русская земля это земля где русские живут столетиями, и где они внесли значительный культурный и экономический вклад в ее развитие. Мы в Башкирии не в гостях, земля на которой мы живем является и русской, и башкирской. Ее поднимали наши предки, и никто не имеет право требовать от нас забыть про это.

За фотографии спасибо janinas

«Бабий бунт» против «водочного короля»

В конце 2012 года в Уфе была учреждена общественная организация «Гибадуррахман». Она объединила в первую очередь женщин и молодежь, озабоченных растущим уровнем алкоголизации Башкирии. Именно с этой проблемой жители страны намерены бороться в первую очередь. Правда, эта инициатива не нашла поддержки у муниципальных властей. Мэрия Уфы традиционно поддерживает производителей и дистрибьюторов алкоголя, в первую очередь, Тимура Гизатуллина.

Зеленый змий Башкирии

Согласно данным алкогольной статистики, Россия находится «всего лишь» в первой пятерке среди стран-лидеров по потреблению чистого алкоголя на душу населения. При этом вопрос качества хмельной «отравы» а нашей стране стоит особенно остро. Довольно распространено мнение о том, что традиционные религии помогают людям обрести внутренний стержень и избежать пристрастия к пагубной привычке. В числе конфессий, которые особенно жестко запрещают распитие спиртных напитков, находится ислам. Но если в суровых республиках Северного Кавказа употребление алкоголя действительно невелико (4 литра спирта на человека против 10 литров в среднем по России), то в регионах «бархатного» исламского влияния - ситуация менее радужная.

В Башкортостане потребление алкоголя в прошлом году составило около 8 литров условного алкоголя. Дело в том, что, по некоторым данным, «Башспирт» устанавливает такие условия сотрудничества с местными регионалами, при которых они должны продавать населению не менее 10 литров в год на каждого, включая женщин и грудных младенцев. Разумеется, жители республики не употребляют исключительно лишь местную продукцию, но это демонстрирует явно аморальный облик местных властей, предпочитающих порочную практику.

Ситуация не всегда была столь плачевной. Еще в 1990-е годы потребление алкоголя на душу населения в республике было  невысоким и имело тенденцию к снижению. Примерно с 1998 года тренд развернулся, и, похоже, что надолго. Сейчас Башкирия занимает одно из лидирующих мест по сбыту водки, а по продажам пива стоит на 10 позиции. 98% всех уфимцев-мужчин старше 15 лет пьют более или менее регулярно.

Устрашающие показатели, как мы видим, подскочили еще в президентство Муртазы Рахимова. Но почему именно 1998 год?

Водочный король

Дело в том, что именно во второй половине 1990-х в республике объявился вино-водочный король. Первым человеком, который решил торговать крепким алкоголем централизованно, стал Тимур Гизатуллин. Сын уважаемого в республике академика, экономиста Хамида Гизатуллина, он еще в свои студенческие годы, которые частично провел в Москве, быстро сообразил экономическую выгоду от распространения хмельных напитков. Так и не доучившись в университете, откуда он  с треском вылетел в 1994 году, Гизатуллин вернулся на родину и стал разрабатывать и внедрять собственные бизнес-схемы. 22-летний выпускник Башкирского госуниверситета, Тимур Гизатуллин в 1996 году создал компанию «Новое время», занимавшуюся оптовой торговлей алкоголем. Поскольку он был тесно связан с мэром Уфы Зайцевым и местным криминальным авторитетом Владимиром Глуховым, добиться от поставщиков – местных спиртзаводов – льготных товарных кредитов (под реализацию) не составило труда. В конце концов, Глухов и его команда проворачивали дела и «покруче». Например, в 1995 году они украли с Ново-Уфимского НПЗ и завода «Каустик» нефтепродуктов на общую сумму 26 млрд. рублей (цены до деноминации рубля). Сам Гизатуллин тогда же попал в поле зрения правоохранительных органов за незаконное хранение оружия, однако отделался условным сроком.

Компания «Новое время» стала быстро расти. Она выступала посредником между производителями и распространителями алкогольной продукции. Заняв эту уютную нишу в 2008 году, когда могущество Гизатуллина достигло апогея,  «Новый мир» стал контролировать две трети всего оптового алкогольного рынка Башкортостана. Заняться оптовой торговлей, со слов самого Гизатуллина, его подтолкнуло отчаянное положение сбыта алкоголя после дефолта 1998 года. Якобы первые магазины новой торговой сети «Мастер вин» он открыл в 2000 году. Однако местные жители отлично помнят, что первые мелкооптовые базы «Мастера вин» были созданы в том же 1998-м. В 2000 году открылись розничные «алкогольные бутики». Впрочем, население закупалось у Гизатуллина и без того.

В одном Гизатуллин точно был прав: сразу после дефолта «свои деньги из оптовых магазинов приходилось вытрясать». В этом у него и Глухова был большой опыт. Вырученное он пускал в оборот. Сеть расширялась, захватывая все новые и новые пространства. К 2008 году она насчитывала 12 магазинов в Уфе и была крупнейшей в республике. Все «лакомые» помещения предоставлялись с позволения мэрии. Для тех, кто не уловил закономерность: именно с конца 1990-х годов алкоголизация Башкирии стала уверенно наращивать обороты.

Успех закончился наездом

Конечно, «Мастер вин» не мог составить конкуренции любимому детищу Гизатуллина – сети супермаркетов «Матрица», которая разрасталась с немыслимой скоростью, оккупируя все самые бойкие торговые места. Однако кое-какой доход алкогольная сеть приносила. Дела шли настолько успешно, что в середине 2000-х ее совладельцем стал давний приятель и партнер Тимура Гизатуллина - остепенившийся и превратившийся в «авторитетного бизнесмена» Владимир Глухов.

Гизатуллину действительно удалось найти свое призвание в торговле алкоголем. На ассортимент в его «бутиках» никто никогда не жаловался. Он и сейчас на высоте. Правда, цены значительно выше, по сравнению с тем же «О`Кеем». Зато сейчас у него все в порядке с сертификатами, и качество радует. Все это составляет поразительный контраст с «Матрицей», заполненной унылыми и нервными работниками, зачастую с просроченной продукцией на прилавках. Секрет прост: сеть «Матрица» увязла в долгах, и, похоже, бесповортно. «Мастер вин» только за последние полгода «вытряс» из должников несколько миллионов рублей. То есть остался в приличном для своего масштаба выигрыше. Но качеством своей продукции «Мастер вин» мог гордиться не всегда. Во времена заката монопольного положения Гизатуллина на этом рынке Башкирии случайно всплыл один скандальный эпизод. В июне 2010 года, когда звезда его, пусть и не прямого, покровителя –  Муртазы Рахимова – уже потускнела, у Гизатуллина случился прокол. В один из его алкогольных уже супермаркетов «Калина» с плановой проверкой заглянули специалисты Госпродуправления и сотрудники прокуратуры Октябрьского района Уфы. Проверяющие обратили внимание на осадок в восьми бутылках весьма дорогого коньяка. Трехлетней выдержки «Золото Дагестана» и четырехлетний «Тайный Советникъ» увезли на экспертизу, а сам супермаркет оштрафовали на 100 тыс. рублей.

Эпизод вроде бы не примечательный, но таким образом правоохранители ясно дали понять, что «золотые дни» Гизатуллина подходят к концу. Кресло под Рахимовым уже ходило ходуном, и молодого выскочку нужно было осадить. Коньяк, скорее всего, успешно прошел «экспертизу» на одном из банкетов в местном УВД. А газета, принадлежащая племяннице Рахимова, аккуратно съязвила о том, что, дескать, во Франции такая мелочь, как осадок, прошла бы незамеченной. А у нас на все есть ГОСТ. Впрочем, дело было вовсе не в «Мастере вин», через который лишь погрозили пальцем, а в некоторых особенностях ведения Гизатуллиным бизнеса вообще.

Пьяная война

В декабре 2007 года башкирская налоговая служба обратилась в суд с иском к «Мастеру вин», в котором истребовала расторжения сделки между вино-водочной сетью и другой компанией Гизатуллина, ООО «Уфимский комитет имущественных отношений». Печально известный Комитет, возглавляемый сестрой Гизатуллина, давно находился под пристальным наблюдением налоговиков из-за «мутных» схем ухода от налогов, в основном, с помощью подставных сделок. Махинации с недвижимостью приносили Комитету немалую прибыль. Мэрия закрывала на все глаза, ведь Гизатуллин никогда и не скрывал, что «шел навстречу властям, когда это было нужно». Именно поэтому в декабре 2008 года арбитражный судья отказал налоговикам. С формулировкой: в связи с банкротством «Комитета имущественных отношений г. Уфы». Аварийная эвакуация активов в пользу «Мастера вин» состоялась.

Позже налоговая служба совершила почти невозможное, добившись в суде «реанимации» Комитета для дальнейшей разъяснительной работы с «зарвавшимися» предпринимателями. Но это уже другая история. Когда же Рахимов покинул свой пост, а мэр Уфы Качкаев, ставленник клана Рахимовых, сидел на чемоданах, Гизатуллин остался воевать с проверяющими на общих основаниях. Неприкосновенную до тех пор алкогольную сеть начали трясти. В сухом отчете значится: «В период проведения плановой выездной проверки на оптовом складе алкогольной продукции ООО «Мастер Вин», (г.Уфа) установлено, что в обороте находились 3 партии алкогольной продукции в количестве 56 л на сумму 117,4 тыс. рублей с нарушением требований законодательства Российской Федерации по маркировке и нанесению информации, подтверждающей легальность производства и оборота алкогольной продукции».

И вновь на «экспертизу» уехали не самые дешевые напитки. На этот раз - марочные французские вина. Это был отголосок войны за передел собственности в Уфе. Отчаянно сопротивлявшийся Гизатуллин с боем сдавал каждую торговую точку своей «Матрицы». В том же 2011 году, в ноябре, например, приставы вышвырнули в снег менеджеров из захваченного Гизатуллиным еще в 2006 году магазина на ул. Цюрупы (бывший магазин «Шанс»).

Кстати, тогда же крупными штрафами окончилась проверка складов союзника Гизатуллина – «Башспирта». По всей сети нанесли ощутимый удар.

Сомнительный итог

Сейчас алкогольная сеть Гизатуллина, пожалуй, единственный его актив, который сам по себе не обременен долгами. «Матрица-Финанс», созданная для эмиссии облигаций, которые Гизатуллин не смог выкупить в 2008 году, пошла ко дну весной прошлого года. Сеть супермаркетов удалось отстоять. Пока удалось.

Впрочем, башкирский предприниматель не унывает. Ведь алкогольная ситуация в республике и поддержка мэра мэр Уфы Ирека Ялалова играют ему на руку. Пока власти поддерживают алкоголизацию, «Мастер вин» будет весьма доходным. А пить в Башкирии, где гизатуллины делают алко-бизнес, меньше не станут.

Петр Иваненко

Оригинал: Агентство Политических Новостей

Сулейманов: Русских в Татарстане ждет судьба русских Северного Кавказа

Статья может представлять интерес для читателей из нашего региона, потому как, при определённой разнице условий в Татарии и Башкирии, сходство между ситуацией в двух регионах более чем заметно. (russkie02)

Сулейманов: Русских в Татарстане ждет судьба русских Северного Кавказа
C Раисом Сулеймановым, руководителем Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, мы встретились после конференции "Национал-сепаратизм в Татарстане в начале XXI века: идеология, организация, зарубежное влияние", которая проходила в конце марта в Казани. В своем интервью "НацАкценту" очень подробно описал ситуацию с национальным вопросом в Татарстане, которая многих волнует в других регионах России, но в которой далеко не все разбираются.

- В рамках какого проекта Вы проводите конференцию?

- Это не какой-то грантовый проект. Российский институт стратегических исследований (РИСИ), сотрудником которого я являюсь, создан для предоставления аналитической информации государственным органам власти. Учрежден институт был президентом Российской Федерации. Первоначально деятельность института была сосредоточена на аналитической работе, связанной с внешней политикой. Но в последнее время стало заметно активное влияние, которое оказывается на некоторые регионы России из-за рубежа. Для его изучения в этих регионах открылись филиалы. Одним из таких филиалов является наш Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований. Исследование национал-сепаратизма происходит в рамках общей научной работы института по анализу зарубежного влияния.

- Значит, Вы утверждаете, что в Татарстане существует национал- сепаратизм и зарубежные страны оказывают на него влияние?

- В постсоветском Татарстане национал-сепаратизм всегда был. Другое дело, что иногда он оказывал сильное влияние на политическую жизнь, а иногда оно ослабевало. Сейчас это сложно представить, но в начале 90-х в центре Казани проходили регулярно многотысячные митинги татарских сепаратистов. Многие на них выходили искренне, но кого-то и привозили организованно на машинах из сельских районов. К концу 90-х национал-сепаратизм абсолютно маргинализировался, потеряв былую поддержку как народа, так и власти. Все 2000-е годы, когда федеральный центр проводил правильную политику по централизации, он был не нужен. Сегодня, в 2012 году, республиканская этнократическая элита Татарстана опять пытается использовать национал-сепаратизм для торговли с федеральным центром.

Collapse )

Государствообразующий статус русских в России: реакция в Татарстане




23 января 2012 года спикер парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов заявил, что законодательное собрание его республики готово выступить с инициативой о закреплении за русским народом статуса государствообразующего в России. ««Мы, как субъект, имеющий право законодательной инициативы в Государственной Думе и Совете Федерации, готовы выйти с такой инициативой. Нет никакой проблемы. Исторически за русскими такое право есть. Почему бы это не сделать. Мы не болеем никакими национальными болезнями», - заявил «Русской службе новостей» председатель парламента республики, при этом добавил, что «если мы в Конституцию добавим строчку, что русские - это государствообразующая нация, то никто ущемлён не будет».

Тот факт, что с подобным, весьма неожиданным предложением выступает регион, где русских проживает численно меньше всего, уже сейчас вызвал много споров, в том числе и в среде русских национально ориентированных общественно-политических деятелей. В этой связи весьма любопытно было бы узнать, что думают об этой инициативе чеченских парламентариев в другом национальном регионе – Татарстане.

Collapse )