Category: история

Историк Владимир Иванов о «людоедской» власти и древних городах

Сейчас в стране активно обсуждается создание нового учебника истории. Как эту тему воспринимают ученые и общественность республики? Об этом мы беседуем  с профессором Владимиром Ивановым.

Оголтелый плюрализм
- Владимир Александрович, простой вопрос: зачем менять историю?
- Единая концепция школьного курса нужна. Мы, наверное, единственные из всех народов, которые на протяжении последних десятилетий поливали себя грязью. Всё, что можно было выкопать, достать самого мрачного из истории Советского Союза, вывалили на голову читателей. Оголтелый плюрализм в преподавании истории Отечества ни к чему хорошему не привел. Все в свое время читали «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына. Но никто не удосужился проверить, какими источниками пользовался писатель, называя число жертв сталинских репрессий. В публицистике с его лёгкой руки гуляет цифра - накануне войны в лагерях сидело 110 млн человек. А население страны было всего около 200 млн. Каждый второй сидел? Нелепица. А для нашей молодёжи события 37 года сегодня так же далеки, как Куликовская битва. В голове штамп – это тупая, людоедская, советская власть.
- Видимо, поэтому авторы нового учебника постарались смягчить спорные моменты?
- То, что сегодня бурно обсуждают, – второстепенные аспекты. Убрать или нет ордынское иго, октябрьская революция или переворот. Главное – методическая сторона. Она ориентирует учителя и ученика на работу с источниками и документами. Дело учителя объяснить. Как надо работать, прививать зачаточные знания научного источниковедения. Любой документ составлялся когда-то, кем-то и для чего-то. Это азы источниковедения, которые мы когда-то учили как-нибудь. И потом благополучно забывали. Для нас важно, как сегодня станет преподаваться история родного края в контексте истории России. Ведь что из себя представляют местные учебники, написанные за последние 20 лет? Это история Башкирии, вырванная из контекста истории СССР и России. Башкирия в них как бы сама по себе. XVIII век – сплошные башкирские восстания и пугачёвщина. О развитии горнозаводской промышленности, которая объективно способствовала интеграции башкир в социально-экономическую систему Российской империи - вскользь. А с чего начиналось подавление восстаний? Кстати, защищать свою целостность нормально для любого государства. Власть обращалась к бунтовщикам с увещевательными письмами, обещала прощение. Поэтому в новых учебниках надо изучать не только воззвания повстанцев. Но и документы царской власти, касающиеся этих событий. Говорим о Пугачёве, почему не дать ужасы гражданской войны, описанные Александром Пушкиным в «Истории пугачёвского бунта». Пусть школьник с помощью учителя сам разберётся, кто больше прав или виноват.

О сироте казанской и не только
- Как в татарской школе рассказывать о взятии Казани?
- Так же. С помощью вариативной концепции преподавания на фоне общероссийских событий. Были пролиты реки крови в Казани? Да. Об этом все пишут современники. Город разграбили, взрослое население вырезали. Отсюда пошло выражение «сирота казанская». А обошлись бы без этого? В российской истории такого не могло не случиться. Весь ход развития молодого динамичного государства диктовал и направлял его движение не на юг, где Крым с Турцией за спиной, и не на Запад. Единственный реальный путь для территориального и экономического развития – Восток. Поволжье, Урал, Сибирь, выход на среднеазиатские торговые магистрали. Был ли выход у татар? Другое развитие сюжета показали семь башкирских вождей. Правда, на это их подтолкнула судьба Казани. Их инициатива по присоединению к России была вынужденной, и только потом добровольной. Они прекрасно понимали, что с ними сделают за сопротивление. И спасли свой народ от разорения и погромов. Благодаря им сохранились язык, вера, культура и территория башкир. Я бы этим вождям памятник поставил.
- Но есть монумент Дружбы...
- Он не ассоциируется с героями этой истории. В памятнике посыл: Великая Россия разрешила добровольно присоединиться башкирам, которые вдруг увидели, как здорово живётся на Руси. А несколько лет назад было модно с той точки начинать отсчёт «колонизации» Урала. А для башкир чем всё закончилось? Они получили ещё при Иване Грозном автономию, на протяжении последующих веков был один из самых привилегированных народов. Один ясак - вот и вся повинность.

Фолк-хистори и автохтонизм
- Прошли парады суверенитетов. Сейчас у нас крепкая вертикаль власти. Разговоры о колонизаторах, исключительности отдельных этносов в прошлом?
- В беседах с коллегами мы пришли к выводу: не бывает истории одного цвета. И новый учебник истории должен это подтвердить. Но недавно вышел в свет второй том «Истории башкирского народа». Главные идеологи его создания – историки Нияз Мажитов и Марат Кульшарипов. Вопиющий пример небрежного отношения к фактам и источникам. Где надо и не надо упоминается этноним башкорт. Вразрез со всеми археологическими источниками утверждается: «Кто бы и когда бы здесь ни жил, они все так или иначе, рано или поздно становились башкирами».
- А чем плоха версия: Башкирия с древних времён центр металлообработки и земледелия?
- Во всей Евразии нет ни одной археологической культуры, за исключением Крайнего Севера, нет ни одного народа, который в той или иной степени не занимался кузнечным или ювелирным делом. Это были домашние ремесла. А земледелие у местных племен вплоть до прихода булгар было подсечно-огневым. Оно, по определению, не могло быть товарным, сеяли только для собственного прокорма. Ничего эксклюзивного в истории местных племён не происходило.
- Ну, а собственные города?
- А они могут стоять среди глухих лесов или непроходимых болот, как в Прикамье, в изоляции? До сих пор нет чётких письменных и даже фольклорных данных о существовании подобных полисов. Что, местные племена пространственно были связаны с древними цивилизациями Центральной Азии и античными государствами Средиземноморья? Проще говоря, наш край в древности был окраиной мира. И попал он под влияние государственных структур и государственной власти только в период существования Золотой Орды, а затем – и России. Влияние Золотой Орды, например, прослеживается в мучительном и долгом распространении здесь ислама, а не в IX веке, как утверждается в «Истории башкирского народа». Есть же описания путешественников XVIII-XIX веков, в которых местные жители выглядят чуть ли не полуязычниками. Те же мавзолеи представлялись в башкирских легендах как дворец хана или дом суда и тюрьма. Более того, в штыки воспринимается версия – башкиры пришли сюда в IX веке. И в итоге возрождают теорию автохтонизма, которая мелькнула в советской историографии в 30-е годы прошлого века. Суть её в том, что любой народ развивается на одном месте с глубины каменного века. Но весь археологический материал говорит, что здесь с середины первого тысячелетия нашей эры в течение 600-700 лет был калейдоскоп разных племён и народов.
- Возвращаясь к концепции единого школьного учебника, как же преподавать историю родного края?
- Вооружившись источниками и фактами, а не домыслами, подкреплёнными словами «бесспорно», «безоговорочно», «убедительно», «можно утверждать». Это уже фолк-хистори, претензия на научность, не требующая доказательств. Мы с группой авторов готовим учебник, в котором постараемся дать максимально непредвзятый взгляд на развитие Башкирии в составе России. Дадим ученикам право самим разобраться, насколько комфортно башкиры и другие народы региона чувствовали себя в составе Золотой Орды, какой вклад в победу в Отечественной войне 1812 года внесла башкирская конница и пехотные полки, сформированные на территории края. И вообще – какое место занимала Башкирия и народы, ее населявшие и населяющие, в истории России.

ДОСЬЕ

Владимир Иванов, учёный-археолог, доктор исторических наук, профессор, «Отличник образования РБ», «Почетный работник высшего профессионального образования РФ».Участвовал и проводил самостоятельно более 30 археологических экспедиций на Урале, в Поволжье, Казахстане. Автор 14 книг, в их числе «Уфаведение», «История казачества Урала», «История Золотой Орды». «История и культура казачества Урала». Опубликовано около 300 научных статей, в т.ч. за рубежом.

Источник

Солдат из Уфы


Сегодня исполняется 70 лет подвигу Александра Матросова, одному из тех героев кто закрывал своей грудью амбразуру вражеского дзота, одному из тех кто погиб защищая Родину. Публикуем исследование уфимского журналиста посвященное его жизни и опровержению небылиц вокруг его памяти. Наш долг - помнить о русских героях.

blog.php

Collapse )


Как у Матросова пытались украсть его подвиг

Начну с того, что уже в конце 80-х и позднее подвиг Александра Матросова и даже существование этого человека были подвергнуты сомнению. Сомнению вдруг стало подвергаться всё: детали и обстоятельства боя у деревни Чернушки, сама биография героя. Через много лет после его гибели также вдруг ниоткуда объявились «родственники». Уже более четверти века некими «историками» усиленно навязывалась версия, что подвиг совершил некто Шакирьян Мухамедьянов из деревни Кунакбаево Учалинского района Башкирии, бесследно исчезнувший из родного села в начале 30-х годов. Человек с криминальными наклонностями, который ещё в детстве промышлял воровством по окрестным деревням. К тому же сын распутного деревенского выпивохи, регулярно менявшего своих жён.

Неприглядную, однако, биографию и родню подобрали Александру Матросову. И время было выбрано подходящее — мало осталось в живых людей, которые воспитывались и воевали вместе с Сашей, являлись прямыми свидетелями его подвига. Инициаторами версии о том, что Матросов вовсе не Матросов, выступили башкирский журналист Рауф Насыров и историк Алим Зарипов — оба родом из того же Учалинского района. Чем руководствовались они, придумывая новую биографию советскому солдату? Конъюнктурой перестроечных разоблачений? Желанием прославить свою малую родину? Спросом на новых «национальных» героев?

Постепенно ничем не подкреплённая версия о вороватом сыне кунакбаевского пьянчуги стала навязываться всей стране. А домыслы, предположения и просто всякий вздор — выдаваться за факты. Так у Александра Матросова пытаются украсть его подвиг. И получается, что Саша до сих пор остаётся в бою: при жизни — с фашистами, а после — с конъюнктурщиками.

Правда, с фактами и документами у новоявленных «родственников» совсем плохо. Вместо них — предположения и домыслы.

Когда я начал работать с материалом, то очень удивился, что у господ «ревизоров» вместо фактов одни предположения да сомнительное экспертное заключение по размытой фотографии малолетнего ребёнка из башкирской глубинки, который впоследствии якобы и совершил подвиг. Фото предъявил журналист Рауф Насыров.

Кстати, насчёт документов... Ещё в 1967 году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР отменила приговор в отношении Александра Матросова по делу о нарушении паспортного режима, в связи с которым он оказался в Уфимской трудовой колонии.

Collapse )

«Бабий бунт» против «водочного короля»

В конце 2012 года в Уфе была учреждена общественная организация «Гибадуррахман». Она объединила в первую очередь женщин и молодежь, озабоченных растущим уровнем алкоголизации Башкирии. Именно с этой проблемой жители страны намерены бороться в первую очередь. Правда, эта инициатива не нашла поддержки у муниципальных властей. Мэрия Уфы традиционно поддерживает производителей и дистрибьюторов алкоголя, в первую очередь, Тимура Гизатуллина.

Зеленый змий Башкирии

Согласно данным алкогольной статистики, Россия находится «всего лишь» в первой пятерке среди стран-лидеров по потреблению чистого алкоголя на душу населения. При этом вопрос качества хмельной «отравы» а нашей стране стоит особенно остро. Довольно распространено мнение о том, что традиционные религии помогают людям обрести внутренний стержень и избежать пристрастия к пагубной привычке. В числе конфессий, которые особенно жестко запрещают распитие спиртных напитков, находится ислам. Но если в суровых республиках Северного Кавказа употребление алкоголя действительно невелико (4 литра спирта на человека против 10 литров в среднем по России), то в регионах «бархатного» исламского влияния - ситуация менее радужная.

В Башкортостане потребление алкоголя в прошлом году составило около 8 литров условного алкоголя. Дело в том, что, по некоторым данным, «Башспирт» устанавливает такие условия сотрудничества с местными регионалами, при которых они должны продавать населению не менее 10 литров в год на каждого, включая женщин и грудных младенцев. Разумеется, жители республики не употребляют исключительно лишь местную продукцию, но это демонстрирует явно аморальный облик местных властей, предпочитающих порочную практику.

Ситуация не всегда была столь плачевной. Еще в 1990-е годы потребление алкоголя на душу населения в республике было  невысоким и имело тенденцию к снижению. Примерно с 1998 года тренд развернулся, и, похоже, что надолго. Сейчас Башкирия занимает одно из лидирующих мест по сбыту водки, а по продажам пива стоит на 10 позиции. 98% всех уфимцев-мужчин старше 15 лет пьют более или менее регулярно.

Устрашающие показатели, как мы видим, подскочили еще в президентство Муртазы Рахимова. Но почему именно 1998 год?

Водочный король

Дело в том, что именно во второй половине 1990-х в республике объявился вино-водочный король. Первым человеком, который решил торговать крепким алкоголем централизованно, стал Тимур Гизатуллин. Сын уважаемого в республике академика, экономиста Хамида Гизатуллина, он еще в свои студенческие годы, которые частично провел в Москве, быстро сообразил экономическую выгоду от распространения хмельных напитков. Так и не доучившись в университете, откуда он  с треском вылетел в 1994 году, Гизатуллин вернулся на родину и стал разрабатывать и внедрять собственные бизнес-схемы. 22-летний выпускник Башкирского госуниверситета, Тимур Гизатуллин в 1996 году создал компанию «Новое время», занимавшуюся оптовой торговлей алкоголем. Поскольку он был тесно связан с мэром Уфы Зайцевым и местным криминальным авторитетом Владимиром Глуховым, добиться от поставщиков – местных спиртзаводов – льготных товарных кредитов (под реализацию) не составило труда. В конце концов, Глухов и его команда проворачивали дела и «покруче». Например, в 1995 году они украли с Ново-Уфимского НПЗ и завода «Каустик» нефтепродуктов на общую сумму 26 млрд. рублей (цены до деноминации рубля). Сам Гизатуллин тогда же попал в поле зрения правоохранительных органов за незаконное хранение оружия, однако отделался условным сроком.

Компания «Новое время» стала быстро расти. Она выступала посредником между производителями и распространителями алкогольной продукции. Заняв эту уютную нишу в 2008 году, когда могущество Гизатуллина достигло апогея,  «Новый мир» стал контролировать две трети всего оптового алкогольного рынка Башкортостана. Заняться оптовой торговлей, со слов самого Гизатуллина, его подтолкнуло отчаянное положение сбыта алкоголя после дефолта 1998 года. Якобы первые магазины новой торговой сети «Мастер вин» он открыл в 2000 году. Однако местные жители отлично помнят, что первые мелкооптовые базы «Мастера вин» были созданы в том же 1998-м. В 2000 году открылись розничные «алкогольные бутики». Впрочем, население закупалось у Гизатуллина и без того.

В одном Гизатуллин точно был прав: сразу после дефолта «свои деньги из оптовых магазинов приходилось вытрясать». В этом у него и Глухова был большой опыт. Вырученное он пускал в оборот. Сеть расширялась, захватывая все новые и новые пространства. К 2008 году она насчитывала 12 магазинов в Уфе и была крупнейшей в республике. Все «лакомые» помещения предоставлялись с позволения мэрии. Для тех, кто не уловил закономерность: именно с конца 1990-х годов алкоголизация Башкирии стала уверенно наращивать обороты.

Успех закончился наездом

Конечно, «Мастер вин» не мог составить конкуренции любимому детищу Гизатуллина – сети супермаркетов «Матрица», которая разрасталась с немыслимой скоростью, оккупируя все самые бойкие торговые места. Однако кое-какой доход алкогольная сеть приносила. Дела шли настолько успешно, что в середине 2000-х ее совладельцем стал давний приятель и партнер Тимура Гизатуллина - остепенившийся и превратившийся в «авторитетного бизнесмена» Владимир Глухов.

Гизатуллину действительно удалось найти свое призвание в торговле алкоголем. На ассортимент в его «бутиках» никто никогда не жаловался. Он и сейчас на высоте. Правда, цены значительно выше, по сравнению с тем же «О`Кеем». Зато сейчас у него все в порядке с сертификатами, и качество радует. Все это составляет поразительный контраст с «Матрицей», заполненной унылыми и нервными работниками, зачастую с просроченной продукцией на прилавках. Секрет прост: сеть «Матрица» увязла в долгах, и, похоже, бесповортно. «Мастер вин» только за последние полгода «вытряс» из должников несколько миллионов рублей. То есть остался в приличном для своего масштаба выигрыше. Но качеством своей продукции «Мастер вин» мог гордиться не всегда. Во времена заката монопольного положения Гизатуллина на этом рынке Башкирии случайно всплыл один скандальный эпизод. В июне 2010 года, когда звезда его, пусть и не прямого, покровителя –  Муртазы Рахимова – уже потускнела, у Гизатуллина случился прокол. В один из его алкогольных уже супермаркетов «Калина» с плановой проверкой заглянули специалисты Госпродуправления и сотрудники прокуратуры Октябрьского района Уфы. Проверяющие обратили внимание на осадок в восьми бутылках весьма дорогого коньяка. Трехлетней выдержки «Золото Дагестана» и четырехлетний «Тайный Советникъ» увезли на экспертизу, а сам супермаркет оштрафовали на 100 тыс. рублей.

Эпизод вроде бы не примечательный, но таким образом правоохранители ясно дали понять, что «золотые дни» Гизатуллина подходят к концу. Кресло под Рахимовым уже ходило ходуном, и молодого выскочку нужно было осадить. Коньяк, скорее всего, успешно прошел «экспертизу» на одном из банкетов в местном УВД. А газета, принадлежащая племяннице Рахимова, аккуратно съязвила о том, что, дескать, во Франции такая мелочь, как осадок, прошла бы незамеченной. А у нас на все есть ГОСТ. Впрочем, дело было вовсе не в «Мастере вин», через который лишь погрозили пальцем, а в некоторых особенностях ведения Гизатуллиным бизнеса вообще.

Пьяная война

В декабре 2007 года башкирская налоговая служба обратилась в суд с иском к «Мастеру вин», в котором истребовала расторжения сделки между вино-водочной сетью и другой компанией Гизатуллина, ООО «Уфимский комитет имущественных отношений». Печально известный Комитет, возглавляемый сестрой Гизатуллина, давно находился под пристальным наблюдением налоговиков из-за «мутных» схем ухода от налогов, в основном, с помощью подставных сделок. Махинации с недвижимостью приносили Комитету немалую прибыль. Мэрия закрывала на все глаза, ведь Гизатуллин никогда и не скрывал, что «шел навстречу властям, когда это было нужно». Именно поэтому в декабре 2008 года арбитражный судья отказал налоговикам. С формулировкой: в связи с банкротством «Комитета имущественных отношений г. Уфы». Аварийная эвакуация активов в пользу «Мастера вин» состоялась.

Позже налоговая служба совершила почти невозможное, добившись в суде «реанимации» Комитета для дальнейшей разъяснительной работы с «зарвавшимися» предпринимателями. Но это уже другая история. Когда же Рахимов покинул свой пост, а мэр Уфы Качкаев, ставленник клана Рахимовых, сидел на чемоданах, Гизатуллин остался воевать с проверяющими на общих основаниях. Неприкосновенную до тех пор алкогольную сеть начали трясти. В сухом отчете значится: «В период проведения плановой выездной проверки на оптовом складе алкогольной продукции ООО «Мастер Вин», (г.Уфа) установлено, что в обороте находились 3 партии алкогольной продукции в количестве 56 л на сумму 117,4 тыс. рублей с нарушением требований законодательства Российской Федерации по маркировке и нанесению информации, подтверждающей легальность производства и оборота алкогольной продукции».

И вновь на «экспертизу» уехали не самые дешевые напитки. На этот раз - марочные французские вина. Это был отголосок войны за передел собственности в Уфе. Отчаянно сопротивлявшийся Гизатуллин с боем сдавал каждую торговую точку своей «Матрицы». В том же 2011 году, в ноябре, например, приставы вышвырнули в снег менеджеров из захваченного Гизатуллиным еще в 2006 году магазина на ул. Цюрупы (бывший магазин «Шанс»).

Кстати, тогда же крупными штрафами окончилась проверка складов союзника Гизатуллина – «Башспирта». По всей сети нанесли ощутимый удар.

Сомнительный итог

Сейчас алкогольная сеть Гизатуллина, пожалуй, единственный его актив, который сам по себе не обременен долгами. «Матрица-Финанс», созданная для эмиссии облигаций, которые Гизатуллин не смог выкупить в 2008 году, пошла ко дну весной прошлого года. Сеть супермаркетов удалось отстоять. Пока удалось.

Впрочем, башкирский предприниматель не унывает. Ведь алкогольная ситуация в республике и поддержка мэра мэр Уфы Ирека Ялалова играют ему на руку. Пока власти поддерживают алкоголизацию, «Мастер вин» будет весьма доходным. А пить в Башкирии, где гизатуллины делают алко-бизнес, меньше не станут.

Петр Иваненко

Оригинал: Агентство Политических Новостей

УФА СТЕСНЯЕТСЯ СВОЕЙ ИСТОРИИ

Запретить точечную застройку… Бережно относиться к прошлому… Сохранять культурно-историческое наследие… Пока власти города и республики с высоких трибун декламируют лозунги, в самом центре Уфы разрушаются и планомерно уничтожаются немногие оставшиеся в живых памятники истории и архитектуры.



Нет здания – нет проблемы

На встрече с общественностью по вопросам сохранения архитектурного наследия президент Башкирии Рустэм Хамитов озвучил цифру: за последние 20 лет из 300 уфимских памятников истории и культуры 140 утеряно фактически безвозвратно. Печально, но при том, что столица Башкирии входит в число 125 исторических городов России, в Уфе от зданий-памятников предпочитают избавляться, нежели вкладываться в их реконструкцию.

11 мая произошел пожар в одном из интереснейших в архитектурном плане зданий Уфы – доходном доме Видинеевых (К. Маркса, 15), уже почти 10 лет стоящем без окон, дверей и крыши. В 2004 году распоряжением правительства республики этот памятник архитектуры был снят с охраны, застройщику квартала предписывалось выполнить его реконструкцию с приспособлением под новое функциональное использование при условии обязательного сохранения и реставрации главных фасадов. Однако решение так и осталось на бумаге: ремонтно-восстановительные работы на объекте не ведутся, и дом активно разрушается. Похоже, ему уготована судьба близнеца – уфимского доходного дома Меклера (К. Маркса, 22), не один год простоявшего без крыши и разрушенного до основания. Сейчас на его месте – гламурный новодел с пышным названием «Александровский пассаж».

По заключению пожарных, возгорание в доме Видинеевых спровоцировала молния, ударившая в груду строительного мусора. Однако представители общественной организации «Архзащита Уфы» убеждены, что это был поджог. В заявлении на имя прокурора С. Хуртина общественники указали еще ряд исторических зданий, странным образом пострадавших от огня: дома Россинских (З.Валиди, 57), Кочкиных (Аксакова, 81), Шаминых (К. Маркса, 24), корпуса казарм внутренней стражи (Гоголя, 76-78) и др. По факту ведется прокурорская проверка.

Чиновник – краеведу: подайте на ремонт

Примерно в тех же дни, что и пожар в доме Видинеевых, пострадал еще один памятник истории и культуры: главный дом усадьбы полицмейстера Бухартовского (Аксакова, 48), с фасада которого средь бела дня исчез ажурный балкон. Вместе с несущими кронштейнами его спилили рабочие местного ЖЭУ. Это было сделано без согласования со специалистами-реставраторами, якобы, по просьбе жильцов.

На запрос координатора «Архзащиты Уфы» Владимира Захарова о правомерности случившегося начальник отдела по охране культурного наследия министерства культуры Башкирии Шарифулла Шарипов ответил цитатой из акта обследования: «Выносная площадка балкона имеет крен в сторону земли,… балкон здания-памятника находится в аварийном состоянии, поэтому требуется проведение комплексных противоаварийных и реставрационных работ…». Как можно понять из слов чиновника, необходимость демонтажа балкона вызвана угрозой его обрушения.

Признавая далее необходимость скорейшей реконструкции здания-памятника, чиновник обращается к краеведу с просьбой «оказать содействие с выделением финансовых средств из бюджета ГО г. Уфа на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия». Иными словами, вам надо – вы и ищите деньги?

Не огнем, так бульдозером

Владимир Захаров считает: необходимо срочно принять программу сохранения объектов культурного наследия, внести изменения в соответствующий республиканский закон и разработать концепцию охраны и спасения архитектурных памятников. Сегодня здания, попавшие в круг интересов крупных застройщиков, независимо от их «охраняемого» статуса объявляются «ветхим жильем» и приговариваются к сносу. Но чаще исторические памятники и впрямь являют собой печальное зрелище, поскольку в ожидании обещанного расселения ни коммунальщики, ни жильцы десятилетиями не вкладываются в их содержание и ремонт.

Один из примеров – четыре старинных дома бывшей усадьбы Поповых по улице Коммунистической, привлекшие на этой неделе внимание уфимских СМИ. Тихий дворик в историческом квартале напротив Гостиного Двора приглянулся ООО «Экогород» для строительства четырехэтажного фитнес-центра. Усадьба Поповых – охраняемый памятник истории и архитектуры, но этот статус не мешает ей активно разрушаться. Так, в доме № 49 по улице Коммунистической расположено два заведения общепита, каждое из которых вносит в этот процесс свой «вклад». В частности, установка на фасаде сплит-систем и вентиляционных труб повлекла деформацию и усадку фундамента, образование на стенах глубоких трещин.

Еще в 2008 году, когда впервые возникла тема строительства, жителей пригласили в администрацию Ленинского района и объяснили: дома аварийные, напора строительной техники не выдержат, необходимо расселение. Но предложенная компенсация за утраченное жилье жильцов не устроила. Вскоре по странному совпадению загорелся подъезд и пристрой одного из «несговорчивых» домов. Огонь ликвидировали, после ремонта жильцы вернулись в свои квартиры. Затем грянул кризис, и тема строительства забылась, чтобы снова возникнуть в начале этого лета. Узнав о планах застройщика, жильцы четырех домов вышли на пикет. Они опасаются, что их дома, еще в 1999 году признанные аварийными, не выдержат соседства стройплощадки.

Кроме того, согласно разрешительной документации, предъявленной генеральным директором ООО «Экогород» Николаем Бортником, подготовка стройплощадки предполагает временный (с последующим восстановлением) снос въездной арки и снос брандмауэрной (противопожарной) стены, разделяющей усадьбы Поповых и Хакимовых (М. Карима, 6). «Архзащита Уфы», принявшая сторону жильцов, резко выступила против уничтожения этих памятников городской архитектуры.

– Улица Коммунистическая (быв. Большая Успенская) на участке западнее улицы Ленина (быв. Центральной) – одна из немногих в городе, сохранившая свой первоначальный облик, – говорит Владимир Захаров. – Не так давно в поле зрения президента и мэра попал проект небоскреба в районе сквера Ленина и был отвергнут как застройка, уродующая историческую часть. К сожалению, по поводу других точечных застроек в этой части города на высшем уровне пока не прозвучало жесткой оценки.

Росчерком пера

– Сегодня в Уфе под угрозой исчезновения и сноса находятся около 30 зданий-памятников в центральной части города, многие их которых сознательно доведены до состояния развалин, – говорит сотрудник Научно-производственного центра по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия РБ Павел Егоров. – В свое время многие из них распоряжениями бывшего премьер-министра РБ и единоличным решением должностных лиц Министерства культуры и национальной политики в нарушение российских законов были сняты с госохраны. Их судьба сегодня печальна. Возьмем Полежаевский пансион на улице К. Маркса, 8. Памятник архитектуры первой половины XIX века практически полностью разрушен и превращен в отхожее место. Или интересный представитель кирпичного стиля – дом Тикунова (Зенцова, 38 - на фото). Крепкий некогда особняк уже почти полтора десятилетия стоит без крыши в окружении новостроек. Судя по всему, аналогичная судьба ждет усадьбу Кузякиных (Цюрупы, 48/50 и 52) и дом Желтоуховой (Цюрупы, 54), к которым вплотную подступила стройка, дом Самоделкина (Ленина, 81) – интересный образец деревянного зодчества. Список можно продолжать.

Почему бы, по примеру европейских стран, не отдавать старинные особняки частным фирмам для реконструкции и последующей эксплуатации, с обязательным условием восстановления их архитектурного облика? Наверняка желающие нашлись бы. Но, видимо, у городских властей и застройщиков свои планы на эти здания (или на освободившуюся после них территорию?). Известно, например, что проектная фирма, долгое время арендовавшая бывший дом Самоделкина, была готова принять на свой баланс историческое здание. Но власти решили по-иному. Сегодня вполне добротное здание с уникальной лепниной пустует в ожидании приговора. Скорее всего, как и многие другие, оно падет жертвой точечной застройки.

«Архзащита» начинает. И выигрывает?

Некоторый оптимизм защитникам уфимской старины внушает отношение к этой проблеме мэра города Ирека Ялалова. По его просьбе «Архзащита» представила список из 15 зданий-памятников, которые могут заинтересовать частных инвесторов на предмет их реставрации.

– Мы высказали свои предложения по сохранению исторического наследия Уфы. Необходимо на льготных условиях привлечь инвесторов к реставрации домов-памятников, срочно создать экспертную комиссию для заключения по исторической и архитектурной ценности домов-памятников и занесения их в реестр охраняемых объектов культурного наследия, рассмотреть вопрос о создании и расширении охранных зон, изыскать средства на реставрацию домов-памятников деревянного зодчества, – говорит П. Егоров.

К 1 августа распоряжением Рустэма Хамитова при администрации г. Уфы должен быть сформирован общественный совет по сохранению культурного наследия. По предложению инициативной группы «Архзащиты Уфы» в его состав включены известные архитекторы, историки, краеведы. К сожалению, пока шаги в этом направлении заметны лишь со стороны общественников.

В последние годы в Башкирии много говорят о развитии въездного туризма. Профильные ведомства ломают голову над проектами создания вокруг Уфы туристского молла и формированием привлекательного имиджа города. Но чем реально способна удивить Уфа? С каждым годом она теряет значительную часть своего архитектурного наследия. Исторический центр давно стал заложником финансовых интересов чиновников и бизнес-структур, которые в погоне за мега-прибылью хаотично застраивают его псевдогламурными стеклянно-пластиковыми коробками. Утратив очарование старинного губернского города, Уфа ничего не обрела взамен. Нельзя же всерьез рассчитывать, что туристы ринутся к нам, чтобы полюбоваться архитектурными «шедеврами»-новоделами типа «Уфа-арены» или «Конгресс-холла»…

Архитектурные памятники Уфы, находящиеся в аварийном состонии:
Collapse )


Светлана ИСТОМИНА

Источник