Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

На Уфу снова плюнули с высоты

В Уфе прошли очередные публичные слушания по застройке в историческом центре.

Это квартал, ограниченный улицами Краснодонской, Ленина и парком Якутова. Обсуждения, как это уже часто бывает в последнее время, завершились победой застройщика. Территория будет застроена элитными 12-этажками, потому как ниже инвестору строить невыгодно. Исторический облик Уфы, как обычно мало кого волнует.

Новый проект застройки получил широкий общественный резонанс из-за близкого расположения к парку Якутова. Сегодня его по праву можно считать одним из самых уютных мест в Уфе. Расположенный в центре города и при этом достаточно тихий, неперегруженный аттракционами, да еще и с озером. И, конечно, это место, как магнит, притягивает не только отдыхающих, но и застройщиков. И, может быть, пусть бы они себе и строили. Вопрос только, что останется после очередной застройки.

Утвержденный проект – элитный. В этом и причина беспокойства общественников. Новые дома легко могут стать своеобразной «каменной стеной», за которую будет не пробраться обычным горожанам. Наивно думать, что жители элитного квартала не захотят дополнительной безопасности и комфорта. Ничего хорошего высотные дома не принесут и экологии: ведь парк будет фактически «заперт».
Ниже не выгодно

Сейчас на этой территории расположены старые жилые дома и гаражи. На их снос, как заявили в уфимской мэрии, денег нет. Это согласен сделать застройщик, однако обычные дома ему здесь строить невыгодно: земля в историческом центре дорогая, если занизить планку, проект будет нерентабельным. Поэтому единственный прибыльный вариант для него – строить здесь элитку.
В данной ситуации, застройщик, очевидно, решает все. По сути, преследуя его интересы, мэрия, выдвигает на передний план преимущества проекта: будущий детский сад, сохраненную лютеранскую кирху и парковку. Делается все, чтобы сместить акцент на маленькие плюсы и забыть о главном – о внешнем виде территории после застройки.

Парк и озеро рискуют оказаться во внутреннем дворе элитного жилья

Выше - некрасиво

Дополнительные многоэтажки в историческом центре, конечно, не могут не испортить его внешний вид. И все было бы не так плохо, если бы это был единичный случай. Но ведь высотки в центре Уфы растут, как грибы после дождя. Появляется один-два дома в квартале. А потом они вдруг как бы случайно становятся архитектурной доминантой. И чиновники, утверждая очередной проект застройки, используют их как аргумент и вновь утверждают здания, уничтожающие исторический образ города. Бывает и еще круче: например, проект гостиницы Holiday Inn не предполагал высоких зданий. Однако затем к нему неожиданно прибавили 25-этажную «свечку», чем полностью разрушили архитектурный ансамбль «Гостиного двора».

Нельзя гарантировать, что так не будет и в этот раз. А ведь можно было бы и по-другому. Например, перенять опыт других городов, поставить застройщикам строгие условия: пять этажей и не выше. Отказались бы строить? Не отказались бы. Никуда бы не делись. Политическая воля руководства в нашем городе, регионе и стране всегда решала все. Просто наши главы на мнение людей пока продолжают плевать с высокой колокольни.

Ваххабизм проникает в Башкирию? Мнения имамов и мусульман республики

Шквал откликов от имамов и мусульман Башкирии поступил в нашу редакцию после публикации статьи «Новый старый муфтий» в BONUS'е № 44 от 2 декабря. Многие из них признались в том, что проблема проникновения экстремальных течений ислама в наш регион стоит очень остро и, по непонятным для них причинам, замалчивается руководством духовных управлений мусульман. Мы публикуем некоторые из полученных отзывов.

Муаззин Абдурахман Сафиуллин, помощник имама мечети в селе Алексеевка Уфимского района РБ:

– Очень много конференций проводится, но там общие слова, говорят, что «плохо», но никаких мер противостояния ваххабизму не принимается. Нет профилактики и выявления. В Уфе есть лица, которые официально работают и распространяют ваххабизм. Сейчас их центр в Башкирии – это село Миловка, там, в мечети, по сей день собирается много ваххабитов. Я бы вам рекомендовал, чтобы вы дали людям представление о том, чем отличается ваххабизм от ислама. Ваххабиты убеждены, что они обязаны воевать с тем, кто не разделяет их убеждений. Нам, мусульманам, лучше жить в сильной стабильной стране, чтобы развивать ислам. А ваххабитам выгодно расчленить страну, чтобы установить и закрепить свою власть. Теракты, которые учащаются перед Олимпийскими играми, – это не просто так. Ваххабизм спонсируется из­-за границы. Это делается для дестабилизации России. Некоторые ваххабиты сами не понимают, что их просто используют. Нужно немедленно принимать меры, не позволяя им запугивать общество.

Аглямутдин хазрат Газизов, имам­хатыб мечети в Сибае:

– Президент Владимир Владимирович Путин, беспокоясь за безопасность страны, уже много раз повторял мысль: «Мы всегда будем на стороне традиционного ислама. В России мы будем опираться на свой традиционный ислам и будем развивать его. Мы не допустим развития экстремизма под личиной ваххабизма в России». Каково же состояние дел у нас в республике, особенно – каковы дела в нашем духовном управлении? Строятся мечети, но люди в них не ходят. Нет авторитетных имамов, нет влиятельных ишанов и аулия. Молодежь, приходящая в религию, попадает в руки радикальных группировок, которые совершенно чужды нашему народу. Все идет из Уфы. Есть ли хоть в одной уфимской мечети имам, говорящий проповеди на башкирском? Нет. Настало время не только обратить внимание на слова Владимира Владимировича Путина, но и привести их в исполнение.

Ахмад хазрат Ахмиров, член Совета улемов ЦДУМ России, имам-хатыб, председатель махалли «Зайнулла Расули»:

– Как таковой ваххабизм в Башкирии есть, и наши муфтии, скорее всего, об этом знают. Мы должны смотреть, какие кадры готовят медресе ДУМ РБ – медресе Марьям Султановой и медресе в Стерлитамаке. Где наши национальные кадры, которые выпускают эти медресе? Куда деваются ученики? Ришат ­хазрату (имаму мечети Стерлитамака – прим. ред.) задавали этот вопрос. Он сказал, что у них учится мало людей по 2­-3 месяца. Получается, люди приобретают обрывочные знания, что приводит к неправильному пониманию ислама. Нужно спросить у Нурмухамета хазрата Нигматуллина, почему он не видит, что его медресе фактически не готовят будущих имамов? Пятков (председатель Совета по государственно­конфессиональным отношениям при Президенте РБ – прим. ред.) также об этом знает, но почему он не влияет на это? Здесь очень много вопросов. Ваххабизм проникает к нам из­-за нашего бездействия. Сидеть сложа руки сейчас нельзя ни в коем случае – это может привести к плачевным последствиям в дальнейшем.

Из анонимного письма (Давлекановский район РБ, село Дюртюли):

– На примере судьбы Айдара Мухарямова, жителя нашего села, можно увидеть реальную угрозу обществу, особенно молодому поколению. Мы были шокированы, когда прочитали в новостях, что он погиб.

От редакции:

В 2010 году пресс­-служба УФСБ России по РБ сообщила, что Мухарямов был опознан в числе уничтоженных спецназом боевиков в Дагестане. В сообщении говорилось, что у преступников при себе были обнаружены огнестрельное оружие, боеприпасы и гранаты. Указывалось, что 24-­летний житель Дюртюлей Айдар Мухарямов вступил в незаконные вооруженные формирования, чтобы терроризировать мирных жителей региона под влиянием активной интернет­-переписки с членами бандгрупп Северного Кавказа.

Семья у Айдара была небогатая. С 9 класса за ним начали присматривать Садик и Раиль. Садика мы знали как хорошего искреннего человека. Но после обучения в медресе Нефтекамска он вернулся «другим», резко отстранился от местных жителей, стал свысока смотреть на них, поучать их «держать правильный ислам». Раиль Юсупов примкнул к нему одним из первых. В армию Айдар Мухарямов ушел уже «подготовленным» мусульманином. Ему дали новое имя Хасан. После армии он прибирался в деревенской мечети, произносил азаны и запомнился как хороший молодой человек всем односельчанам. Работал в разных местах, пытался зарабатывать на жизнь, чтобы помочь родителям. Построил баню, помог провести газ в дом. Все это время он активно общался с Садиком и его компанией. Летом 2009 года он решил уехать в Дагестан, чтобы «быстро заработать хорошие деньги и жениться». Последняя весточка от Айдара пришла в конце сентября 2009­-го – он позвонил в дороге из Москвы сказав, что «все хорошо и он едет»… При этом Садик все еще числится имамом­-мухтасибом Давлекановского района РБ и, как нам стало известно, преподает основы исламской религии в деревне Кара­-Якупово Чишминского района РБ.

Директор медресе им. Марьям Султановой Ильдар Малахов: – Мы не согласны с мнением тех людей, которые говорят, что в нашем медресе ведется проваххабистская подготовка.

Рифгат Нигматуллин, председатель Совета ветеранов Ильчигуловского сельсовета Миякинского района РБ:

– В 2012 году сбылась наша мечта: была построена мечеть на склоне горы Нарыстау, на вершине которой захоронены два сахаба – посланника пророка Мухаммеда. Мои бабушки и деды считали своим долгом бывать здесь каждый год. Они обливались водой из родника, читали молитвы, пили чай и поднимались на гору к могиле святых. В выходные и праздничные дни сюда приезжает ради Аллаха более 2000 человек. В мае 2013 года здесь побывал 41-­й потомок пророка Мухаммеда – шейх Мехмет со своими приближенными из Кипра. Побывал у нас и Вячеслав Пятков, остался доволен увиденным. Почему я пишу все это? Меня удивляет и беспокоит одно. Почему до сих пор не заинтересовался и не посетил мечеть Сахаба на горе Нарыстау ни один представитель ДУМ РБ? Это равнодушие, высокомерие или неуважение к тысячам верующим? Или что-­то другое? Ведь наш народ, наши предки во все времена с огромным уважением и любовью относились к своим святым Аулия. Это нас объединяло. Своим бездействием они раскалывают людей, простых верующих и своих подчиненных на две противоборствующие стороны.

Исмагил хазрат Мухамедьянов, имам­мухтасиб Белорецкого района РБ:

– Ваххабизм преподается в открытую в некоторых мечетях Башкирии. Это всем духовным лицам известно, но почему-­то никаких мер не принимается. Я думаю, каждый боится за себя, поэтому предпочитает закрывать глаза на это. Другой мазхаб (школа шариатского права в исламе – прим. ред.) преподается в мечети Стерлитамака. Ученики медресе Марьям Султановой в Уфе приезжают к нам убежденными радикалистами. Как мы с ними ни работаем – переубедить их практически невозможно. Уверен, что об этом знают Нурмухамет хазрат Нигматуллин и Талгат Таджуддин. На каждом съезде об этом говорится в присутствии Пяткова. Но мы ничего не делаем. Мы молчим. Прошел слух, что перед прошедшим съездом ДУМ РБ один из сторонников ваххабитов в Баймаке получил в банке 2,5 миллиона евро. В наших кругах поговаривают, что там же, в Баймаке, есть организованный схрон оружия. Мы должны действовать, учить нашу молодежь по ханафитскому мазхабу, чтобы не ввергнуть ее в руки ваххабитов. Предлагаю проверить наши медресе и поменять программу в тех, где преподают не по ханафитскому мазхабу.

Нурмухаммат Бакеев, житель Белорецка:

– Расскажу историю, в нашем городе многие ее знают. С детских лет Альмира гордилась своей фамилией Хажиева. Так как все ее прадедушки совершили хадж. Возможно, поэтому она с детства мечтала выйти замуж за истинного мусульманина. Мечта ее сбылась. После окончания Стерлитамакского медресе Альмира вышла замуж за однокурсника, преподавателя истории Стерлитамакского педагогического университета Эдуарда Хасанова. На радость родителям зажили крепкой мусульманской семьей. После рождения девочек-­погодок в 2003 и 2004 годах счастью дедушек и бабушек не было конца. Беда пришла нежданно­-негаданно и совершенно с другой стороны. Зараженная идеей ваххабизма молодая семья, обманув родителей, всеми правдами и неправдами уехала с детьми осенью 2006 года в Афганистан. В ноябре 2007 года Эдуард (Хасан) во время боя с американцами погиб. Альмиру насильно выдали замуж третьей женой за богача и увезли с детьми в горы. Единственный звонок Альмиры домой, что у них все хорошо, был несколько лет назад и не успокоил родителей. Убитые горем дедушка и бабушка молят Аллаха хотя бы перед смертью увидеть своих любимых внучек.

7 февраля в пресс-центре газеты BONUS состоится круглый стол с имамами Башкирии, на котором будут подняты вопросы проникновения ваххабизма в республику.

Источник

Дом Смирнова

На доме А.К.Смирнова по ул. М.Карима, 5 (выявленный памятник архитектуры, нач. ХХ в.) уничтожается лепнина.


Источник: Архзащита Уфы

Как пишут участники сообщества "Архзащита Уфы": "В эту квартиру въехали новые жильцы и стали делать ремонт, при замене окон стали откалываться куски лепнины, ну они и зачистили всё заподлицо." Пока не ясно, есть ли возможность юридического воздействия на собственников квартиры, с целью восстановить лепнину.

УФА СТЕСНЯЕТСЯ СВОЕЙ ИСТОРИИ

Запретить точечную застройку… Бережно относиться к прошлому… Сохранять культурно-историческое наследие… Пока власти города и республики с высоких трибун декламируют лозунги, в самом центре Уфы разрушаются и планомерно уничтожаются немногие оставшиеся в живых памятники истории и архитектуры.



Нет здания – нет проблемы

На встрече с общественностью по вопросам сохранения архитектурного наследия президент Башкирии Рустэм Хамитов озвучил цифру: за последние 20 лет из 300 уфимских памятников истории и культуры 140 утеряно фактически безвозвратно. Печально, но при том, что столица Башкирии входит в число 125 исторических городов России, в Уфе от зданий-памятников предпочитают избавляться, нежели вкладываться в их реконструкцию.

11 мая произошел пожар в одном из интереснейших в архитектурном плане зданий Уфы – доходном доме Видинеевых (К. Маркса, 15), уже почти 10 лет стоящем без окон, дверей и крыши. В 2004 году распоряжением правительства республики этот памятник архитектуры был снят с охраны, застройщику квартала предписывалось выполнить его реконструкцию с приспособлением под новое функциональное использование при условии обязательного сохранения и реставрации главных фасадов. Однако решение так и осталось на бумаге: ремонтно-восстановительные работы на объекте не ведутся, и дом активно разрушается. Похоже, ему уготована судьба близнеца – уфимского доходного дома Меклера (К. Маркса, 22), не один год простоявшего без крыши и разрушенного до основания. Сейчас на его месте – гламурный новодел с пышным названием «Александровский пассаж».

По заключению пожарных, возгорание в доме Видинеевых спровоцировала молния, ударившая в груду строительного мусора. Однако представители общественной организации «Архзащита Уфы» убеждены, что это был поджог. В заявлении на имя прокурора С. Хуртина общественники указали еще ряд исторических зданий, странным образом пострадавших от огня: дома Россинских (З.Валиди, 57), Кочкиных (Аксакова, 81), Шаминых (К. Маркса, 24), корпуса казарм внутренней стражи (Гоголя, 76-78) и др. По факту ведется прокурорская проверка.

Чиновник – краеведу: подайте на ремонт

Примерно в тех же дни, что и пожар в доме Видинеевых, пострадал еще один памятник истории и культуры: главный дом усадьбы полицмейстера Бухартовского (Аксакова, 48), с фасада которого средь бела дня исчез ажурный балкон. Вместе с несущими кронштейнами его спилили рабочие местного ЖЭУ. Это было сделано без согласования со специалистами-реставраторами, якобы, по просьбе жильцов.

На запрос координатора «Архзащиты Уфы» Владимира Захарова о правомерности случившегося начальник отдела по охране культурного наследия министерства культуры Башкирии Шарифулла Шарипов ответил цитатой из акта обследования: «Выносная площадка балкона имеет крен в сторону земли,… балкон здания-памятника находится в аварийном состоянии, поэтому требуется проведение комплексных противоаварийных и реставрационных работ…». Как можно понять из слов чиновника, необходимость демонтажа балкона вызвана угрозой его обрушения.

Признавая далее необходимость скорейшей реконструкции здания-памятника, чиновник обращается к краеведу с просьбой «оказать содействие с выделением финансовых средств из бюджета ГО г. Уфа на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия». Иными словами, вам надо – вы и ищите деньги?

Не огнем, так бульдозером

Владимир Захаров считает: необходимо срочно принять программу сохранения объектов культурного наследия, внести изменения в соответствующий республиканский закон и разработать концепцию охраны и спасения архитектурных памятников. Сегодня здания, попавшие в круг интересов крупных застройщиков, независимо от их «охраняемого» статуса объявляются «ветхим жильем» и приговариваются к сносу. Но чаще исторические памятники и впрямь являют собой печальное зрелище, поскольку в ожидании обещанного расселения ни коммунальщики, ни жильцы десятилетиями не вкладываются в их содержание и ремонт.

Один из примеров – четыре старинных дома бывшей усадьбы Поповых по улице Коммунистической, привлекшие на этой неделе внимание уфимских СМИ. Тихий дворик в историческом квартале напротив Гостиного Двора приглянулся ООО «Экогород» для строительства четырехэтажного фитнес-центра. Усадьба Поповых – охраняемый памятник истории и архитектуры, но этот статус не мешает ей активно разрушаться. Так, в доме № 49 по улице Коммунистической расположено два заведения общепита, каждое из которых вносит в этот процесс свой «вклад». В частности, установка на фасаде сплит-систем и вентиляционных труб повлекла деформацию и усадку фундамента, образование на стенах глубоких трещин.

Еще в 2008 году, когда впервые возникла тема строительства, жителей пригласили в администрацию Ленинского района и объяснили: дома аварийные, напора строительной техники не выдержат, необходимо расселение. Но предложенная компенсация за утраченное жилье жильцов не устроила. Вскоре по странному совпадению загорелся подъезд и пристрой одного из «несговорчивых» домов. Огонь ликвидировали, после ремонта жильцы вернулись в свои квартиры. Затем грянул кризис, и тема строительства забылась, чтобы снова возникнуть в начале этого лета. Узнав о планах застройщика, жильцы четырех домов вышли на пикет. Они опасаются, что их дома, еще в 1999 году признанные аварийными, не выдержат соседства стройплощадки.

Кроме того, согласно разрешительной документации, предъявленной генеральным директором ООО «Экогород» Николаем Бортником, подготовка стройплощадки предполагает временный (с последующим восстановлением) снос въездной арки и снос брандмауэрной (противопожарной) стены, разделяющей усадьбы Поповых и Хакимовых (М. Карима, 6). «Архзащита Уфы», принявшая сторону жильцов, резко выступила против уничтожения этих памятников городской архитектуры.

– Улица Коммунистическая (быв. Большая Успенская) на участке западнее улицы Ленина (быв. Центральной) – одна из немногих в городе, сохранившая свой первоначальный облик, – говорит Владимир Захаров. – Не так давно в поле зрения президента и мэра попал проект небоскреба в районе сквера Ленина и был отвергнут как застройка, уродующая историческую часть. К сожалению, по поводу других точечных застроек в этой части города на высшем уровне пока не прозвучало жесткой оценки.

Росчерком пера

– Сегодня в Уфе под угрозой исчезновения и сноса находятся около 30 зданий-памятников в центральной части города, многие их которых сознательно доведены до состояния развалин, – говорит сотрудник Научно-производственного центра по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия РБ Павел Егоров. – В свое время многие из них распоряжениями бывшего премьер-министра РБ и единоличным решением должностных лиц Министерства культуры и национальной политики в нарушение российских законов были сняты с госохраны. Их судьба сегодня печальна. Возьмем Полежаевский пансион на улице К. Маркса, 8. Памятник архитектуры первой половины XIX века практически полностью разрушен и превращен в отхожее место. Или интересный представитель кирпичного стиля – дом Тикунова (Зенцова, 38 - на фото). Крепкий некогда особняк уже почти полтора десятилетия стоит без крыши в окружении новостроек. Судя по всему, аналогичная судьба ждет усадьбу Кузякиных (Цюрупы, 48/50 и 52) и дом Желтоуховой (Цюрупы, 54), к которым вплотную подступила стройка, дом Самоделкина (Ленина, 81) – интересный образец деревянного зодчества. Список можно продолжать.

Почему бы, по примеру европейских стран, не отдавать старинные особняки частным фирмам для реконструкции и последующей эксплуатации, с обязательным условием восстановления их архитектурного облика? Наверняка желающие нашлись бы. Но, видимо, у городских властей и застройщиков свои планы на эти здания (или на освободившуюся после них территорию?). Известно, например, что проектная фирма, долгое время арендовавшая бывший дом Самоделкина, была готова принять на свой баланс историческое здание. Но власти решили по-иному. Сегодня вполне добротное здание с уникальной лепниной пустует в ожидании приговора. Скорее всего, как и многие другие, оно падет жертвой точечной застройки.

«Архзащита» начинает. И выигрывает?

Некоторый оптимизм защитникам уфимской старины внушает отношение к этой проблеме мэра города Ирека Ялалова. По его просьбе «Архзащита» представила список из 15 зданий-памятников, которые могут заинтересовать частных инвесторов на предмет их реставрации.

– Мы высказали свои предложения по сохранению исторического наследия Уфы. Необходимо на льготных условиях привлечь инвесторов к реставрации домов-памятников, срочно создать экспертную комиссию для заключения по исторической и архитектурной ценности домов-памятников и занесения их в реестр охраняемых объектов культурного наследия, рассмотреть вопрос о создании и расширении охранных зон, изыскать средства на реставрацию домов-памятников деревянного зодчества, – говорит П. Егоров.

К 1 августа распоряжением Рустэма Хамитова при администрации г. Уфы должен быть сформирован общественный совет по сохранению культурного наследия. По предложению инициативной группы «Архзащиты Уфы» в его состав включены известные архитекторы, историки, краеведы. К сожалению, пока шаги в этом направлении заметны лишь со стороны общественников.

В последние годы в Башкирии много говорят о развитии въездного туризма. Профильные ведомства ломают голову над проектами создания вокруг Уфы туристского молла и формированием привлекательного имиджа города. Но чем реально способна удивить Уфа? С каждым годом она теряет значительную часть своего архитектурного наследия. Исторический центр давно стал заложником финансовых интересов чиновников и бизнес-структур, которые в погоне за мега-прибылью хаотично застраивают его псевдогламурными стеклянно-пластиковыми коробками. Утратив очарование старинного губернского города, Уфа ничего не обрела взамен. Нельзя же всерьез рассчитывать, что туристы ринутся к нам, чтобы полюбоваться архитектурными «шедеврами»-новоделами типа «Уфа-арены» или «Конгресс-холла»…

Архитектурные памятники Уфы, находящиеся в аварийном состонии:
Collapse )


Светлана ИСТОМИНА

Источник